Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

Анненская хроника


12345678910 ... 24

Чтения 2005
26.10.20 | 17:44

15 лет назад, с 12-го по 15-е октября, в Москве прошли Международные научно-литературные Чтения "Иннокентий Федорович Анненский (1855--1909): 150 лет со дня рождения". Это была 3-я анненская конференция такого уровня и она заметно отличалась масштабом. Так ведь и дата была значительной. До сих пор я считаю удивительным моё очное участие в ней, поскольку получил приглашение по прошествии всего лишь полугода работы собрания в Сети. О его тогдашнем сыром виде лучше не вспоминать. Это было совершенно любительское цифровое изделие с претенциозным названием "архив", размещённым на ресурсе "narod.ru", давно ушедшим на дно Интернета. Я даже выступил... тоже лучше не вспоминать. Я постарался задокументировать событие, насколько было возможно, и в этом всецело благодарен организаторам. Материалы Чтений дали собранию заметное наполнение и актуальность для научной среды, поскольку их печатное издание появилось только спустя 4 года. А самое главное -- я познакомился и получил поддержку замечательных людей, исследователей и почитателей ИФА. Этой поддержкой я благодарно пользовался и пользуюсь все эти годы.

Конечно, собрание сильно изменилось с тех пор -- и внешне, и объёмом. Однако я так и не нашёл текстов некоторых докладов, не вошедших в книгу 2009 г. Многие участники конференции повысили свой научный вес и статус, опубликовали интереснейшие труды. И приходится с печалью сказать, что некоторых уже нет среди нас...

Что ж, Чтения 2005 года -- солидная история в "Мире Иннокентия Анненского". Я рад, что непосредственно причастен к ней.



О единице хранения 27
24.10.20 | 06:21

Я обратился к администрации сайта «Автограф: Иннокентий Анненский» с вопросом о возможности воспроизведения/публикации архивных материалов. Редактор Л. В. Хачатурян ответила, но отправила за разрешением непосредственно в РГАЛИ. Написал. Ответа нет уже неделю. К сожалению, нередкая ситуация с гос. учреждениями. Зачем тогда показывать почтовый адрес в "контактах" официального сайта? 

А надобность связана всё с той же ед. хр. 27 фонда Анненского -- тетрадью в переплёте. По сути это рукописная книжка, заботливо подготовленная, думаю, Надеждой Валентиновной. Она заполнила её стихами и переводами ИФА, пронумеровала их и страницы, сделала в конце "Содержание" (на сайте оно не полное; может быть, так и есть, а может быть, не все страницы открыты, что вряд ли). Потом туда стал вносить записи сам автор. Что-то дополнила и его невестка, как отмечено карандашной записью В. Кривича, заметно поработавшего с тетрадью в ходе подготовки стихов к публикации. У "книги" есть художественно оформленный пером титульный лист, с вензелем-виньеткой, с пейзажным рисунком вокруг слова "Стихотворения" и "девизом" на ленте, составленным из 1,2 и 4 строк стихотворения "Поэзия?". Интересно, кто нарисовал? Людей, имевших доступ к тетради, разумеется, было 2-3. Кривич сделал карандашную пометку, что это не ИФА. Может, это сама Надежда Валентиновна нарисовала? Я не удержусь и покажу всё-таки вензель, пусть меня накажут (в отместку за неотзывчивость РГАЛИ). Да что с меня взять?



В этой тетради женой записаны три ранних стихотворения, никогда не появлявшихся в печати, -- "Романс" (л. 9-10), "Березка" (л. 10-11), "Певцу" (л. 11-12). На самом деле, не листы, а страницы, и они ещё дважды перенумерованы. Хочется их разместить в собрании, но возникает правовой вопрос: этот показ фотокопий единицы архивного хранения -- это публикация?  Или нет, с учётом того, что на сайте не разрешено сохранять изображение и сопр. тексты? Надо сказать, что эти стихотворения уровня поэмы "Магдалина", в "жанре Мурильо". Но это тоже Анненский! С этого он начинал как поэт. Наивные строки вызывают улыбку умиления, и я опять же не удержусь от показа кусочка (тем более, что все это могут увидеть на сайте), как иллюстрации удивительно яркого феномена поэтического роста автора от молодости к пожилым годам:

Хоры в ушах у меня
Стройные все заунывные,
Ах для чего вы летите ко мне,
Песни призывные?
("Романс")



"Ego"
24.10.20 | 05:23

Листаю на сайте "Автограф: Иннокентий Анненский" тетрадь в переплёте из фонда РГАЛИ (оп. 1, ед. хр. 27). В ней дважды записано стихотворение "Ego". В основном своде на стр. 91 (по исходной нумерации) -- рукой или Надежды Валентиновны или О. В. Хмара-Барщевской, без правок:

Печальный сын больного поколенья
Я не пойду искать альпийских роз;
Ни рокот волн, ни вспышки первых гроз
В груди моей не будят вдохновенья, —

Ему милей на розовом стекле
Алмазные и плачущие горы,
Букеты роз увядших на столе
И пламени вечернего узоры.

Когда же сном объята голова,
Читаю грез я повесть небылую,
Сгоревших книг забытые слова
Я трепетно и набожно целую.

Этот вариант приведён В. И. Анненским-Кривичем в "Посмертных стихах" (с. 153-154), с ошибкой (вместо "первых роз" -- "нервных роз"), в дополнение к известному основному тексту, автограф которого, кстати, неизвестен.

Ещё один вариант вписал в тетрадь сам Анненский в самом начале, на непронумерованной странице перед художественно оформленным титулом. Возможно, это произошло позже заполнения тетради. При этом ИФА продолжает размышлять и править стихи (зачёркнутое в прямых скобках):

Печальный сын больного поколенья
Я не пойду искать альпийских роз;
Ни моря блеск, ни рокот ранних гроз
В моей груди не будят вдохновенья...

Но я люблю /Ему милей/ на розовом стекле
Алмазные и тающие горы,
Букеты роз поблекших на столе
И пламени вечернего узоры.

Когда ж от дум поникнет голова,
Читаю грез я повесть небылую,
Погибших /Истлевших/ книг забытые слова
В туманном сне я /Я набожно и/ трепетно целую.

Эти правки примечательны: смена обращения, от своего вдохновенья к самому себе; и особенно -- размышление о слове "набожно" и его вычёркивание в конце концов.



Заметные даты октября
18.10.20 | 05:19

2 октября 1860 г. родился Ангел Иванович Богданович, стр. собр. http://annensky.lib.ru/names/bogdanovich/bogdan_ai.htm.

6 (18) октября 1875 г.  -- день рождения Михаила Алексеевича Кузмина, http://annensky.lib.ru/names/kuzmin/kuzmin_name.htm.

9 (21) октября 1840 г. -- день рождения профессора Ивана Павловича Минаева, востоковеда-буддолога, основателя индологической российской школы, университетского преподавателя Анненского, оказавшего на него заметное влияние.

14 (26) октября 1880 г.  -- день рождения Андрея Белого, персонажа статьи "О современном лиризме".

15 октября 1900 г. -- торжественное открытие памятника Пушкину в ЦС, http://annensky.lib.ru/photo3-9.htm.

17 октября 1940 г. -- день смерти Любови Яковлевны Гуревич, автора некролога Анненскому и публицистических обращений к его творчеству, дочери руководителя гимназии, в которой Анненский прослужил учителем первые 10 лет.



О невышедших томах ТЕ
13.10.20 | 05:17

Я недавно (6 октября) тут вопрошал о 4-м томе "Театра Еврипида" в издательстве Сабашниковых. Вот ответ (по наводке В. Е. Гитина):
" В портфеле издательства сохранились рукописи переводов трагедий Еврипида, предназначенных для 4, 5, 6 томов "Театра Еврипида" <...>" -- А. Л. Панина. Издательская деятельность М. и С. Сабашниковых (1891-1934 гг.) // Издания  М. и С. Сабашниковых (1891-1934 гг.). Каталог выставки. М.: 1975. С. 8.

Значит, "портфель" с подготовленными томами по-прежнему, надо думать, пребывает в ОР РНБ. На выставке были показаны "Умоляющие" ("Просительницы") из 4-го тома, см. там же с. 41: "3. Еврипид. "Умоляющие". Трагедия. Перевод Иннокентия Федоровича Анненского с древнегреч. яз. (1894-1908). Рукою И. Ф. Анненского, с подписью. 81 лл. Наборн. экз. для невышедшего в печати издания: Еврипид. Театр Еврипида. Т. 4 (Памятники мировой литературы. Античные писатели). Ф. 261. 10. 16".

В списке литературы каталога выставки указана и более ранняя публикация: Панина А. Л. Архив издательства М. и С. Сабашниковых. Прилож. Каталог издательства М. и С. Сабашниковых и кооперативного издательства "Север" (1891-1934 гг.) -- "Записки отдела рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина. 1972, вып. 33, с. 81-139.

Тогда в Польше искать не надо (хотя интересно поискать).



К ДР М. Мошкова
12.10.20 | 05:15

Сейчас узнал, что мой благодетель Максим Евгеньевич Мошков, на сервере которого живёт и развивается собрание (как раз в октябре 15 лет), награждён 26 августа медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени. Возникает сразу вопрос: почему не орденом? Ответ напрашивается сам собой: зачем ему орден, он наверняка согласен и на медаль. Поздравлю его завтра лично по случаю дня рождения. А всем нам должно быть хорошо, что и таких людей, бывает, отмечает Отечество.




О стихотворении "?" ("Тихие песни") и других автографах
10.10.20 | 15:34

Студент 1-го курса петербургской ВШЭ Михаил Бешимов прислал мне некачественную, но читаемую  копию автографа стихотворения с вариантом последней строки, указанным, но не показанным А. В. Фёдоровым в примечании к нему в СиТ 90. Изображение этого автографа было в своё время размещено на сайте Года литературы (2015) вместе с несколькими другими автографами. Теперь их там уже нет, зато их можно увидеть на сайте "Автограф: Иннокентий Анненский", о чём тоже сообщил Михаил (попутно -- это один из очень редких случаев обращения ко мне студентов/аспирантов за все годы существования собрания). Я когда-то бывал на этом сайте, проекте РГАЛИ; кажется, тогда там было совсем немного материалов и не было копий автографов. Теперь богатства архива открыты. Посмотреть их с увеличением можно после регистрации (и она у меня сохранилась, кстати). Но на сайте установлен запрет на сохранение не только изображений, но и текста. Это не преграда для меня, и я с благодарностью к руководителю проекта Е. Н. Пенской делаю это себе, поскольку проект по определению -- завершаемое (и закрываемое) дело. Но размещать в собрании будет, наверное, неприлично.

Вернусь к стихотворению. В обоих автографах (Ф. 6. Оп. 1. Ед. хр. 16 и ед. хр. 27) его название -- "Поэзия (?)". Но книгу "Тихие песни" ИФА решил открыть другим стихотворением "Поэзия" ("Над высью пламенной Синая...") (автограф которого, кстати, неизвестен), поэтому понятно, что название сократилось до знака вопроса. А варианты последней строки рассмотреть интересно, они позволяют увидеть творческий процесс ИФА:

И для мира немые уста
Только бледной улыбкой поводит.

Тетрадь "Утис. Из пещеры Полифема" (ед. хр. 16, л. 28 (перечеркнуто 48)), по нумерации Анненского XXI.

И для мира немые уста
Саркастическим смехом поводит.

Тетрадь в переплёте с оригинальными стихотворениями и переводами (ед. хр. 27, л. 47), по нумерации Анненского 18.

Анненский оправданно выбрал для книги первый вариант. «Саркастический смех» ухудшает стихотворение, и замечание Михаила Бешимова вполне резонно: "Как мне кажется, это, если и не меняет смысл основного печатного текста, то более полноценно даёт понять природу «бледной улыбки»".

В первом варианте есть ещё одна примечательная правка Анненского. Первая строка при написании была такая: "Пусть для ваших сердец". Он добавляет слово -- "Пусть для любящих ваших сердец", зачёркивает его и вставляет другое, и это окончательный результат -- "Пусть для ваших открытых сердец". Каждое такое действие ИФА -- источник размышлений. Вот почему видеть автографы без редакторского посредничества (что его никоим образом не отменяет) очень важно для читателя.



Евзлин
09.10.20 | 05:09

Михаил Евзлин: "Дабы не рассуждать голословно, как это обычно делается в ученых статьях..."
В собрании открыта яркая статья М. Евзлина "Пчелы, мед и трагедия: И. Анненский и Ф. Сологуб". По-научному глубокая и не по-научному эмоциональная.

СЕГОДНЯ В МАДРИДЕ ХОРОНЯТ МИХАИЛА ЕВЗЛИНА -- https://www.facebook.com/arsen.m.mirzaev/posts/4902856189739505



Обновление 5 октября
05.10.20 | 05:51

Открыты две УКР-рецензии -- 168 (1907) и 215 (1909). Обе PDF.

Первая -- на книгу Р. Зайчика "Люди и искусство итальянского возрождения" в русском переводе 1906 г. В ней, конечно, обращает внимание имя Фра Беато Анжелико, занимавшее ИФА ещё с заграничной поездки 1890 г. (см. письмо жене от 30.06.1890, путевые заметки в публикации В. Кривича 1925 г., 2-е "Пед. письмо"). Не передал ли Анненский свой интерес к художнику своему ученику Н. С. Гумилёву? Также интересно обсуждение Фр. Петрарки и Дж. Боккаччо. Ведь "Анненский в итальянофилии замечен не был", как написала современный исследователь в единственной известной мне статье на эту тему, см. в собрании: Панова Л. Г. Анненский-петраркист: «Дальние руки» (2013). Для ИФА в связи с этим неизбежно обращение к монументальному труду А. Н. Веселовского. Сквозь аскетичную плоть служебной рецензии пробиваются характерные фразы:

"книга вовсе не загромождена аппаратом эрудиции",
"цюрихский профессор не допускает себя до эмфаза",
"Или это уж судьба греческого искусства характеризоваться общими местами?".

Вторая, одна из последних служебных рецензий, -- на пятитомное собрание сочинений Ивана Бунина 1904-1909 гг. Рецензия весьма благожелательна и значительно укрепляет тему, о которой мало кто говорил, и которую наспех можно было посчитать надуманной. Хотя мы знаем краткое, но ёмкое обращение к имени И. Бунина в статье "О современном лиризме". Но и помимо темы в рецензии несколко значимых характеристик:

"...мистицизм его не тревожит угрюмым колоритом творений Леонида Андреева",
"даже довольно рискованные темы (напр., рассказ «Осенью », 1, 25 слл. об адюльтере в окрестностях Одессы) разработаны изящно и без всяких гривуазных подробностей." ,
 "стихотворец лишь уменьшает то, что на нашем языке так неточно называется его "вдохновением"",
"римлянину, конечно, не всегда легко было среди обилия долгот латинской речи подыскивать дактили, а Овидий был на это великий мастер, но к жанру Бунина все же как-то мало идет дешевая эрудиция латинских цитат."

Добавление к обновлению.

В. Е. Гитин в своей статье "«Театр Еврипида» Иннокентия Федоровича Анненского. История публикаций" дважды обратился к воспоминаниям М. В. Сабашникова (с. 360, 377-378). Я последовал за ним и добавил фрагмент на страницу Ф. Ф. Зелинского (поскольку речь идёт о выпуске "Театра Еврипида" 1916-1921 гг.). Пользовался 2-м изданием "Воспоминаний" ("Книга", 1988). И вот о чём подумалось.

Во-первых, читая этот текст, надо учитывать временную удалённость описываемых событий, возраст, и память автора. Тем не менее, фраза М. В. Сабашникова о "трёх друзьях", давших "друг другу слово перевести трех греческих трагиков" не вызывает у меня полного согласия с вердиктом о ней В. Е. Гитина: "Совершенно очевидно, что «сюжет» этой «клятвы», имеющий уже явно культурно-мифологический характер, принадлежит не Ф . Зелинскому, известному русскому античнику, а скорее, самому мемуаристу" (с. 360). Но ведь фраза начинается словами: "Как мне рассказал Ф. Ф. Зелинский..." Почему бы не допустить, что это правда, хотя бы частично? Разве не мог "известный русский античник" мифологизировать события, иначе говоря, присочинить? Ещё как мог, судя по многочисленному нарочитому называнию ИФА другом после его смерти (см. его статью-некролог и особенно "Вступление" к 1-му и 2-му тому "Театра Еврипида" в издании М. В. Сабашникова). Он и свою жизнь и деятельность мифологизировал. Так что в отношении "трёх друзей" (кстати, с Вяч. И. Ивановым, Зелинский действительно был дружен) почему бы Сабашникову быть не автором, а передатчиком мифа, который подтверждают, например, воспоминания бестужевок (о чём я писал раньше).

О переводах Еврипида ИФА: "Предстояло сговориться с его наследником, с которым у самого Зелинского произошла какая-то размолвка". Интересно, что имел в виду Сабашников? "Размолвка" случилась до начала работы над изданием? Или у него в памяти наложился последовавший ход событий?

"Ведь покойный Анненский был одаренный поэт..." -- вряд ли об этом было известно Сабашникову в 1914 г.

"С исключительной щепетильностью отнесся Ф. Ф. Зелинский к решающему заключению о работе покойного своего друга." А может, тут скрыта была и доля соперничества, возможность утвердить приоритет? "Отбрасывая всякие соображения об интересах переводчика ... имея целью наилучшее удовлетворение читателя" -- что-то тут скрыто, кажется.

Дальше есть нестыковка по времени: "В 1930 году наше издательство лишилось своего помещения. ... Пропал и подготовленный к печати перевод Еврипида (том 3). ... рукописи были перепечатаны, и один экземпляр находился на квартире Ф. Ф. Зелинского, уехавшего к тому времени за границу..." Издательство действительно прекратило своё существование в 1930 году, а М. В. Сабашников был очередной раз арестован. Однако 3-й том вышел в 1921 г., а Зелинский окончательно выехал в Польшу в 1922 г., хотя выезжал туда и в 1918 г. Дом, в котором, находилось издательство, полностью сгорел в октябре 1917 г. во время революционных событий, от попавшей в него бомбы. Но тогда не могло быть рречи о "вскрытом шкафе" с архивом издательства. Непонятно. И самое главное -- до сих пор неясно, где подготовленный к печати 4-й том? Что касается 5-го и 6-го томов, бывших у Зелинского, то они скорее всего погибли в ходе разрушения Варшавы и Университета в 1939 г. Вообще было бы интересно узнать о том, какие архивы Зелинского существуют в Польше и Германии, если существуют. И что в них. Но с этим теперь трудно.



БорФед
04.10.20 | 05:48

Я не нашёл у этого сообщения кнопки "поделиться", поэтому копирую вручную.
Наталья Туймебаевна Ашимбаева: "Сегодня в 20-30 скончался Борис Федорович Егоров. Сообщила дочь Татьяна Миллер. Поверить невозможно." То есть -- вчера.
Не могу не отразить эту скорбную весть в "Анненской хронике". Сначала хотел расписать, почему, но решил, что это не нужно.
Очень печально.




12345678910 ... 24


© М.А. Выграненко, 2013-2019
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS