Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

Анненская хроника


123456

Обновление 20 февраля
19.02.19 | 12:32

В собрании открыты 4 статьи Кристины Витальевны Сарычевой, см. раздел "Написано". Последняя по времени (2017) является публикацией всех 7-ми сохранившихся посланий А. А. Кондратьева Анненскому. Тему их взаимоотношений также дополняет статья, сопоставляющая обоих "фамиридов" (2011). Анализ "Мучительного сонета" (2012) -- ещё один вклад в тему "Анненский и Фет". Наконец, исследование "шелеста крови" (2015) кажется исчерпывающим.
Все тексты в формате pdf.
Статьи предоставлены автором.




Н. П. Анненская
09.02.19 | 14:37
В феврале 1814 г., то есть 205 лет назад, родилась мать ИФА Наталья Петровна, урождённая Карамолина (Кармалина?). О ней очень мало известно. Сам ИФА о ней (как и об отце) сведений не оставил. Не выяснен год смерти, место погребения (Волково православное кл.?). Остаётся легендарной её связь с родом Ганнибалов. Исследовал А. В. Орлов, но прояснил не много, и это было уже давно. А таких поисковиков сегодня самих поискать.



Страница Е. Я. Архиппова
04.02.19 | 10:34

В собрании открыта страница Евгения Яковлевича Архиппова. Она должна была быть открыта давно. Но раньше информации было недостаточно, и она была разрозненной. С выходом в 2016 г. двухтомника Е. Я. Архиппова, подготовленного Т. Ф. Нешумовой, эта проблема решена. Возникла другая: надо ли копировать сделанное? Я долго думал над этим (даже слишком долго), но решил, что без страницы Е. Я. Архиппова собранию быть нельзя. Уже только потому, что он составил первую библиографию ИФА -- одно из оснований научного освоения анненского наследия.

Другое дело -- творчество самого Архиппова. В том числе поэтическое, жёсткую и справедливую оценку которому дал он сам в конце жизни. Я далёк от этого религиозно-мистического пафоса, от этих надуманных построений. Мне не близка эта сознательно заданная зависимость от кумиров и вторичность. Но вот что тут существенно.

Евгений Яковлевич Архиппов -- удивительный человек, проживший удивительную жизнь в удивительное время и в удивительной стране. Это была двойная жизнь. И без потаённой её части, с этим самым пафосом и выдумками, с его книжным рукоделием, невозможна была бы явная, обыденная его жизнь. Именно его жизнь, и потому правильно сказано -- он Хранитель. Хранитель и носитель культуры, Передатчик. Поражает то, что от этого Передатчика, настроенного судьбой на случайность, мы всё же получили замечательный багаж. Не знаю обстоятельств получения им после войны ордена Ленина (ещё одна удивительность), но хочется думать, что это награда ироничной судьбы за сохранение самого себя и своего замечательного багажа.

В Интернете мне попалась страница недавней библиотечной выставки во Владикавказе, посвящённой Е. Я. Архиппову. Там были фотографии, книги, презентация. Это хорошо. Но нет памятного знака на домике "в Ленэе", который стоит себе по-прежнему. И ещё: известно ли организаторам выставки, литераторам и учителям русской словесности города место захоронения Архиппова? Не придётся ли при случае, как, например, для Е. И. Васильевой и В. А. Меркурьевой, кратко замечать -- "утрачено"? Такие люди, как Е. Я. Архиппов, оставляют нам живой источник культуры, а мы не можем порой сохранить наименьшее -- место их последнего пристанища. 

Я открыл для начала анненское содержимое самодельных поэтических сборников Е. Я. Архиппова.



А. С. Грибоедов
31.01.19 | 08:27

190 лет назад, 30 января / 11 февраля 1829 года, погиб в Тегеране Александр Сергеевич Грибоедов.

Анненский не раз обращался к этому имени. В его архивном фонде хранится конспект статьи из 7-ми листов "О жизни и творчестве А. С. Грибоедова". Он не опубликован, в печати давались только выдержки. Среди них обращают внимание фразы: "Серьезное отношение к службе", "Грибоедов был серьезным служакой". Думается, что ИФА писал это в соотнесении с собой.



25 января
26.01.19 | 07:10

14 лет назад собрание открылось в Сети. 4 года -- группе "Анненская хроника".




Г. И. Чулков
21.01.19 | 07:15

20 января / 1 февраля -- 140 лет Георгию Ивановичу Чулкову. А 1 января исполнилось 80 лет со дня его смерти. Он один из участников некрологического номера "Аполлона" (4, 1910). Свой очерк он назвал "Траурный эстетизм: И. Ф. Анненский -- критик", запуская (как оказалось, надолго) "смертную" тему по отношению к ИФА. Также в очерке прозвучала тема "лунности".

Анненский в статье "О современном лиризме" дал краткую характеристику Чулкову-лирику. Но мне в ней почему-то больше интересна побочная фраза: "Тайга серьезна и сурова. Она не любит лирного звона". Речь идёт о Сибири. 




Усекновение fb
20.01.19 | 05:27

Я избавил fb-группу "Анненская хроника" от своих записей 2015-16 г. и начала 2017 г. Большую часть их себе сохранил. Может быть, открою в архиве здесь, но не уверен, надо ли. Процесс буду продолжать до числа записей за последний год. Уже полгода делаю дублирование, и приближается время, когда сохранять будет не нужно, только удалять.





Обновление 20 января
19.01.19 | 10:19

          

В прошлом году Наталья Гамалова (Universite Jean Moulin Lion 3, Франция) прислала периодический научный сборник 'Modernites russes 15' за 2015 год, который она же и готовила. Название: "Отражения греческой античности в искусстве Серебряного века". В альманахе несколько работ об Анненском. Ранее я уже открыл из него статью О. К. Страшковой "Миф о Протесилае и Лаодамии в рецепции символистов". Теперь открываю другие (все PDF).

1. Ю. А. Львова (ТверьГУ). Отражения античности в драматургии Н. Гумилёва.
Понятное дело, что эти отражения во многом связаны с Анненским.

2. N. Gamalova. Annenski traducteur de Bacchylide. [Анненский -- переводчик Вакхилида]. На фр. яз.
Автор -- известная исследовательница ИФА, выпустившая в том же году монографию "Les tragedies d'Innokenti Annenski et ses traductions d'Euripide en russe" (см. страницу в собрании).

3. A. De La Fortelle. L’Andromede d’Innokentij Annenskij. [Андромеда Иннокентия Анненского]. На фр. яз.
Тоже знакомое имя, из университета Лозанны. К нему обращалась Н. М. Алёхина (Томск) в статье, открытой в собрании, -- "И. Ф. Анненский -- переводчик Ш. Бодлера в современном французском литературоведении (по материалам исследования Анастасии Виноградовой де Ля Фортель «Приключения поэтического субъекта. Русский символизм по отношению к французской поэзии: соучастие или сопротивление?»). Статья включает несколько изображений Андромеды, включая статую царскосельского парка.

В дополнение к статьям сборника открываю уже давнюю работу А. Виноградовой (тогда имя было таким) "Образы «телесности» в поэзии русского символизма («диаволический символизм»)", в которой немалое место занимает Анненский. (формат DJVU).

В сборнике есть перечень всех выпусков до 2015 г. В нём я нашёл ещё с десяток статей, посвящённых Анненскому. Наверное, сделаю выписку для собрания.

Иноязычные тексты в собрании появляются редко. Но в этом случае я в некотором недоумении. Как человек, не владеющий французским, я хотел бы видеть перевод. И этим занималась уже Н. М. Алёхина в отношении монографии Де Ля Фортель / Виноградовой. И Нат. Гамалова, и Ан. Виноградова изначально носители русского языка. Почему бы им самим не представить свои труды по-русски? Ведь франкоговорящих любителей Анненского намного меньше. А исследовательницы наверняка заинтересованы в расширении своих читателей. К тому же Виноградова (в передаче Алёхиной) охарактеризовала переводы Анненского французских поэтов такими словами как «искажение, денатурация», «неверность», «деформация», «противостояние» перевода оригиналу, и даже сказала "о «предательстве» Анненского как переводчика по отношению к французской лирике в плане проблематики". Если кто возьмётся переводить труды французских исследовательниц, то как бы тоже не впасть в такие грехи. А хочется ведь знать, что они на самом деле пишут, и их преимущество в том, что они могут это сделать. 




О Б. А. Лавренёве
08.01.19 | 16:23
60 лет назад завершилась жизнь Бориса Андреевича Лавренёва (Сергеева). Да, в молодые годы он тоже был поклонником Анненского. Он писал стихи, у него есть сонет "Памяти Иннокентия Анненского". Эти "надгробные" строки начинаются так:

Земную жизнь Господним балаганом
Ты мнил, певец кощунственных баллад...

Непонятно, почему Лавренёв думал, что Анненский ТАК относился к жизни, и почему его баллады "кощунственные". Лавренёв входил в круг издательства "Жатва", известного пиететом к Анненскому.

Интересно, сохранял ли Лавренёв память о любимом поэте, когда писал свои пьесы и рассказы, особенно последних, послевоенных лет? Такое творчество кажется несовместимым с именем Анненского.



К новогодним стихам
06.01.19 | 09:16

Светилась колдуньина маска,
Постукивал мерно костыль...
Моя новогодняя сказка,
Последняя сказка, не ты ль?
"Январская сказка"

Есть распространенное мнение о недооценённости Анненского. Возникнув ещё при его жизни, оно передаётся эстафетой до наших дней. Мнение возникло не зря и имело место быть. Но с годами оно всё больше мифологизируется. Вот я насчитал 35 диссертаций с 1973 г. до 2015 г. С 1995 года защищалось по одной, а то и по две в год. Это без учёта зарубежных. А сколько написано научных статей, очерков, стихов, посвящённых Анненскому! Сколько выпущено замечательных книг! (См. перечни в собрании).

Так что сегодня, думаю, вернее говорить не о недооценённости, а о недопонятости ИФА. О недопонятости и недопонимаемости. Определённо -- он сам постарался в этом направлении. Постарался так, что этот источник не исчерпается никогда. Несмотря на всего-то 250 авторских стихотворений (по нумерации СиТ 90). И это само по себе большая и привлекательная ценность. Хорошо об этом написал Александр Семёнович Кушнер -- "Бывают такие стихи... Кажется, ни пересказать, ни объяснить их невозможно" -- и привёл примеры своего непонимания. Анненский "проговаривается, как пациент на приеме у психоаналитика"... Но со словами Кушнера в отношении "Январской сказки" (или "Новогодней сказки") я не могу согласиться. Не вижу никакой "перенасыщенности" "декадентским концентратом" в "чашах открывшихся лилий", дышащих "нездешней тоской", в словах "грезить" и "хрустали". Мне кажется, сказалась опасность "эмблем", о которой писал сам ИФА. Запах и форма этих цветов известны, такое их поэтическое отражение вполне красиво и понятно. Так же понятны "хрустали" январского солнца; я вижу их почти ежедневно. Может быть, Кушнер подразумевал ходячесть метафор, но читая строки ИФА, мне не приходит в голову никаких сопоставлений.

А вот в отношении первых двух строчек стихотворения присоединяюсь к А. С. Кушнеру. "Светилась колдуньина маска" -- это святочный наряд? Или луна? "Постукивал мерно костыль" -- это посох Деда Мороза? Или часы? Но и без разъяснений это очень красивые строчки; их чтение как музыка, которую и без вложения смысла удовольствие слушать. Это счастливая недопонимаемость. Благодаря ей украшается жизнь, по крайней мере моя.

И, глядя в окно, хочется добавить замечательные стихи самого Александра Семёновича ("Ветвь"). Ему "мерещится" там, где Анненскому "грезится", но не в этом главное:

А еще мне мерещатся в холоде снежных объятий
Под бессонной звездой
Царскосельский поэт с гимназической связкой тетрадей
И трилистник его ледяной.
Довисим до весны, до зеленых, что ярче и глаже,
Непохожих на бронзу, на гипс, на железо и жесть,
Но зимой не уроним достоинство тихое наше
И продрогшую честь.




123456


© М.А. Выграненко, 2013-2018
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS