Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

Анненская хроника



« "Финикиянки", 3  | В начало |  "Финикиянки", 1 »


"Финикиянки", 2

02.05.19 15:29

В копии текста "Финикиянок" я сохранил оглавление журнала. Немного остановлюсь на нём; его ведь, конечно, видел Анненский, а может быть, и знакомился с "соседями" по публикации.

Сразу после трагедии размещён исторический очерк 24-летнего Е. В. Тарле, недавнего выпускника Киевского университета, в будущем -- известного советского академика. Каким-то образом он попал в круг В. Г. Короленко и "Русского Богатства" и став в 1903 г. приват-доцентом Петербургского университета подружился с племянницей Анненского Т. А. Богданович, бывшей только двумя годами его старше. (Они виделись последний раз перед самой её смертью в 1942 году.)

Дальше в журнале опубликовано стихотворение 28-летнего И. А. Бунина. То, что Анненский был хорошо знаком с творчеством Пушкинского лауреата 1903 г. (именно за поэзию), ясно из краткой, но почтительной характеристики в статье "О современном лиризме".

Можно ещё отметить продолжение публикации очередного романа И. Н. Потапенко, популярнейшего в то время писателя. Анненский был с ним знаком, сохранились письма Потапенко к нему, о чём сообщено А. И. Червяковым в УКР II. Эта взаимосвязь пока не исследована.

Но вернусь к "Финикиянкам". Анненский написал к своему переводу маленький очерк "Вместо предисловия". Это значит, что сопроводительная статья предполагалась, и об этом свидетельствует ранний план "Театра Еврипида". Тем не менее эти неполные две страницы очень информативны. Вообще ИФА умел написать предисловие и в несколько фраз, но сделать почти каждую из них афоризмом ("Вторая книга отражений"). Он сказал о давшем заглавие хоре как о "причудливом новшестве" автора. Он сказал и о связи популярного мифологического кластера с именами великих предшественников, но при этом самостоятельности его подачи. Анненский даёт краткий, но ёмкий анализ трагедии, её героев и новаторства автора.

Примечательно объяснение использованных размеров с применением формул "смог удержать" и "пришлось заменять". Анненский не стал переводить обильные поздние вставки, отмеченные им номерами стихов. Может, поэтому он не указывает номера в тексте. А может, потому, что это даёт ему бОльшую свободу. Он, кстати, никогда не делал нумерации, чем вызвал один из упрёков исследователей-классиков. В связи с этим очень важен последний абзац очерка. Он ярко дополняет переводческую позицию ИФА, изложенную потом не раз. Я хочу выписать эти слова, которые надо иметь в виду всем, кто соберётся продолжать прямолинейную критику Анненского-переводчика.

"Чуждаясь дословной передачи, столь отличной от истинной точности, я старался однако не упустить в моём переводе ни одного из оттенков, мною понятых и замеченных, но более того, конечно, искал сберечь хотя бы слабое отражение поэтической индивидуальности Еврипида, как я себе её представляю, хоть тень этой своеобразной, единственной в своём роде амальгамы из цепкой софистики и жгучего пафоса".

Здесь каждое слово продумано и весомо. Даже естественнонаучная "амальгама", лишний раз демонстрирующая широкий кругозор познавательных интересов Анненского.





« "Финикиянки", 3  | В начало |  "Финикиянки", 1 »


© М.А. Выграненко, 2013-2022
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS