Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

Хроника 05.05.2018 - 15.09.2018


15.09.2018

В этом году исполнилось 160 лет со дня рождения и 100 лет со дня смерти Илье Александровичу Шляпкину, учёному-филологу, яркому преподавателю и замечательному книголюбу.

Анненский был хорошо знаком с И. А. Шляпкиным с университетских лет, вместе с ним преподавал на Высших женских курсах и состоял в разных обществах и собраниях. Наконец, они были многолетние сослуживцы и сотрудники по Учёному Комитету. Сохранились письма и телеграммы ИФА И. А. Шляпкину.

В ИРЛИ хранится экземпляр газеты "Понедельники газеты "Слово"" (1906, № 10, 17 апр.) с дарственной надписью Анненского: "Сей номер в продажу не поступал (по сие число) — дружеские чувства И. Анненского (он же Никто) вносят его в библиотеку Ильи Алекс. Шляпкина". В этом выпуске опубликована статья "Генрих Гейне и мы" и стихотворение "Тает" ("Чёрная весна") под псевдонимом. Интересно, номер вышел всё-таки? Чтобы определиться с "сим числом". Обращает внимание также, что "дружеские чувства" были таковы, что ИФА открылся в своём поэтическом творчестве человеку, с которым связан был исключительно профессионально. И ещё момент: Анненский знал про библиофильскую страсть И. А. Шляпкина и поддержал её, являясь и сам человеком книжным, "кабинетным".

Комментарии:

Tatyana Brovkina: Илья Шляпкин был другом детства, да и другом всей жизни нашего последнего директора К.А. Иванова


13.09.2018

К прошедшему на днях 190-летию Льва Николаевича Толстого.

Тема "Толстой и Анненский" велика, сложна и не исчерпана. ИФА критически относился к творчеству и учению великого писателя. Приведу только две цитаты:

"Это -- действительность, похожая <...> на тот сон, которому Ирония обрезала его радужные  крылья и взамен дала власть прикрывать отчаяние и злобу иллюзией благословенного  труда и непротивления."

"  Люди выдумали всемирный язык волапюк: как выдумка, он был не хуже прочих: но не       сменилось и одного поколения, и, говорят, волапюкист англичанин уже с трудом понимает итальянца, говорящего на том  же языке. Природу и жизнь человека не всегда подчинишь выдумке. Евангелие  создало христианство, т. е. целый мир. Толстой создал толстовщину, которая  безусловно ниже даже его выдумки..." 


13.09.2018

Мне довелось подержать в руках замечательную книгу Н. Е. Эфроса ""На дне": Пьеса Максима Горького в постановке Московского Художественного театра» (М.: Гос. изд.-во.; Художественное издательство «Светозар», 1923). Её качество потрясает, особенно с учётом года издания. Но, конечно, попалась она мне не случайно. В ней есть два обращения к имени Анненского, что само по себе не удивительно, поскольку пьеса вызвала одно из его "отражений" 1906 года. Удивительно другое. Первое обращение обошлось без самого имени. Как будто "Книга отражений" и её автор были настолько хорошо известны читателям в 1923 году, что имя можно было не называть. Н. Е. Эфрос так цитирует и комментирует слова Анненского, стр. 67:

"К изображению Горького подводит -- очень верно про него писал автор "Книги Отражений", -- не цепкая наблюдательность, а идейные запросы его чуткой артистической природы". И ещё меткое замечание автора той же книги: "После Достоевского Горький, по-моему, самый резко выраженный русский символист." Не конкретность образа его интересует в первую и главную очередь, но символический характер этого образа, то широкое, объемлющее, что глядит из данной конкретности.

Но на стр. 69 Н. Е. Эфрос, не соглашаясь с позицией Анненского, имя всё-таки называет:

Уже цитировавшийся Иннокентий Анненский, в начале своего этюда о пьесе Горького, радуется, что не видел спектакля, что может "пользоваться текстом Горького без театрального комментария, без навязанных и ярких, но деспотически ограничивающих концепцию поэта сценических иллюзий." Эти "театральные иллюзии" были в полной мере -- горьковские и отнюдь не ограничивали "коцепцию поэта", напротив -- только давали ей ещё большую силу и широту. Не было никакой "коллизии между поэзией и сценой". И "творческая индивидуальность каждого артиста" не вступала в противоречие с творческой индивидуальностью поэта, но вливалась в нее, сливалась в одно, как всегда бывает в подлинно художественном спектакле.

Не очень убедительно. И никакой "радости" в тексте Анненского нет; его позиция целесообразна и чётко аргументирована. Он отстраняется от того, что "мешает думать", думать над "словом как внушающим символом", а не над "словом как интонацией и жестом". По-моему, Н. Е. Эфрос в это не вник.

Добавлю, речь идёт о спектакле, поставленном впервые 18 декабря 1902 года и игравшимся много раз до августа 1905 года, когда статья Анненского была написана (об этом он говорит в письме А. В. Бородиной). Конечно, Анненский знал о большом  успехе спектакля ("Вероятно, ее играли превосходно"). Может быть, этот успех и вызвал анненское "отражение".

09.09.2018

В этот день 120 лет назад умер Стефан Малларме. Мы знаем всего лишь два его стихотворения, переведённых Анненским. Всего лишь. Но мы знаем, что он сказал: "Малларме был одним из тех писателей, которые особенно глубоко  повлияли на мою мысль". Мы знаем также и лёгкую иронию Анненского (теперь так кажется -- лёгкую), открывающую статью "О современном лиризме": "Жасминовые тирсы наших первых менад примахались быстро. Они давно уже опущены и — по всей линии. Отошли и иноземные уставщики оргий. Один — Малларме — умер, и теперь имя его, почти классическое, никого уже не пугает". В этой статье к имени Малларме Анненский обращается не раз.
Анненского вообще раньше называли "русским Малларме". И до сих пор эта тема жива -- см. статью Н. М. Алёхиной в предыдущем обновлении собрания. А всего лишь два перевода. Но в них есть строки Анненского, уже без Малларме, например:

 Крыло ее в крови, а волосы как змеи,
 Но это дочь моя, пойми: родная дочь. 

Это о поэме. То есть о стихах.

Обновление 05.09.2018

К прошедшему дню рождения ИФА добавляю на страницу творческих приношений стихотворение Елены Тахо-Годи "Царское Село":

Здесь Пушкин жил,
Здесь Анненский томился,
И тенью бестелесною мелькал
Ахматовской “Поэмы без героя”
Едва очерченный, но уловимый образ.
Здесь лебедь позабытый умирал,
И дева над разбитым черепком
Смотрела в воду так, как смотрят в вечность…
И небо над отстроенным дворцом,
Над озером и кронами деревьев
Осталось прежним.

Комментарии:

5.09.18

Комментарии к ДР Анненского:

Николай Николаевич Кружков: Это стихотворение я посвятил Иннокентию Фёдоровичу Анненскому, Михаил Александрович:

I

Он ворожил над аметистом,
Над хризантемой, над свечой,
С закатом – с золотой парчой, –
Он был Гермесом Трисмегистом.

И были дали далеки,
Он уходил в хлороз жасмина
От снов, бессонниц, от тоски,
С упреком давнего помина...

Душа, душа... Опять душа...
Она же неисповедима!
Любил он, свитки вороша,
Смотреть в окно на клочья дыма

О, как же он любил закат!
И не искал он роз альпийских,
И грома дальнего раскат
Срывался с высей олимпийских...

И нежность розы, и зарю –
Всё, всё сливал он воедино.
Он говорил себе: «Творю
Для Человеческого Сына!»

Он мог сказать бы: «Для Христа».
Всегда был искренен. И всё же
Мир не спасает Красота:
Его Поэзия – дороже...

II

Его уже не воскресить,
Когда до капли оцет допит,
Он будет о любви просить
Тех, на кого обиду копит...

Он будет снова ворожить
И сторожить свою дорогу,
И говорить: «Я буду жить»,
И задыхаться понемногу...

III

Стоит он тихо у лампадки,
Молитв мелодия тиха.
О, как мгновенья эти кратки
В уединении стиха!

Горит закат, и на закате
Среди забот, среди тревог,
Всегда один, всегда некстати,
Он бесконечно одинок...

Средь ваших душ, сухих и черствых,
Любви к другим не исчерпав, -
Вот так Христос воскрес из мертвых,
Лишь только смертью смерть поправ...

Стоит он тихо у лампадки...
Молитв мелодия тиха.
О, как мгновенья эти кратки
В уединении стиха!

Михаил Александрович Выграненко: Спасибо! Публиковали?

Николай Николаевич Кружков: На сайте стихи.ру есть: https://www.stihi.ru/2008/02/17/2739 Публиковал в сборниках, но не весь триптих, а какую-либо его часть как отдельное стихотворение, Михаил Александрович...

Михаил Александрович Выграненко: То есть если помещать на стр. приношений, можно не указывать печатные публикации, а написать прямо так: "передано автором"?

Николай Николаевич Кружков: конечно.

Обновление 02.09.2018

1. В собрании открыта статья А. Н. Елисеевой "Вещь как символ в поэзии И. Анненского (Роза)". Исследовательница активно публиковалась в последнее 10-летие прошлого века и защитила по Анненскому КД в 1997 г. Найти её мне не удаётся, но думаю, она связана с СПбГУ. Это вторая её статья в собрании и она продолжает первую, про лилии. Мне, любителю, трудно читать научные тексты такого сорта. Не говоря уж про суть, я, например, не понимаю, почему слово роза то берётся в кавычки, то пишется курсивом, то обычным шрифтом, а то с большой буквы. То же самое со словом парадоксон. Последние лет 15 её публикаций я не видел.

2. В собрании открыта статья Н. М. Алёхиной ""Эстетический сюжет" в переводах И. Ф. Анненского из С. Малларме". Статья дополняет ряд статей автора в собрании, тексты которых стали содержанием КД 2014 года (открыта в собрании). Статью передал С. Г. Шиндин, спасибо.

31.08.2018

Рассматривая Интернет на тему еврипидовского "Ипполита", я нашёл статью Я. А. Денисова "Д. С. Мережковский как переводчик «Медеи» Еврипида" 1904 года. Статью с тех пор не публиковали, а автор так и вовсе забыт. Спасибо сайту "Русская народная линия" и в особенности публикатору проф. А. Д. Каплину (Харьков), давшему биографическую справку об авторе, горькая печаль от которой возвращает к мысли, что сталось бы с ИФА, доживи он до революции 1917 г.

Статья является рецензией на соответствующую книгу еврипидовской трагедии в переводе Д. С. Мережковского, выпущенной в том же 1902 году, что и "Ипполит", переведённый им же. Рецензия по критическому настрою очень близка позиции Анненского, даже местами язвительна. Читая её, я всё ожидал, когда же появится имя Анненского, и в самом завершении оно таки появилось: "Пожелаем же ему и мы, чтобы он не выпускал в свет предполагаемого им «роскошно-иллюстрированного издания» 
древнегреческих трагических поэтов, прежде чем хорошенько перечитает справедливую и доброжелательную рецензию г. Анненского на его перевод «Гипполита», помещенную в «Филологическом Обозрении» за 1893 год, т. IV 2, и научится внимательнее относиться к переводимому им тексту". Насчёт доброжелательности автор опять же съязвил, под ней следует понимать нелицеприятность. Но удивительно другое. Зная давнюю рецензию ИФА, неужели Я. А. Денисов не знал его еврипидовских переводов (и сопроводительных статей), в том числе "Медеи", появившейся за год до этой статьи? У него был бы гораздо больший материал для разбора перевода. Тем более когда он, перечислив существующие русские переводы трагедии (к которым уже можно было добавить и перевод ИФА), спрашивает: "зачем нашему поэту понадобилось переводить именно «Медею», которая уже несколько раз переведена, а не другую какую-либо трагедию Еврипида, перевода которой, по крайней мере, стихотворного, до сих пор еще не существует на русском языке".

Ещё один интересный момент в статье: "А вот отсутствие самых подробных ремарок в тексте трагедии и подразделения его на составные части представляет собою прямо таки непростительный грех переводчика". Далее автор статьи обосновывает свою мысль, ссылаясь, кстати, на переводы Ф. Ф. Зелинского (!), а я припоминаю, сколько претензий было и есть по сей день к ремаркам Анненского.

Дальнейший разбор перевода говорит о том, что Я. А. Денисов и ИФА занимают единые позиции в тщательности отношения к исходному тексту. И наконец: "Пожелаем также нашему переводчику, чтобы он, по крайней мере, некоторые лирические части 
передавал рифмованными стихами: через это он достигнет в них повышения тона, что будет находиться в полном соответствии с их содержанием". Это интересное соображение, ведь, как известно, древняя трагедия рифм не знала.

Ясно ещё раз, что не Я. А. Денисов подразумевался Д. С. Философовым в 1902 г., сразу после постановки "Ипполита" на сцене, когда он упрекал "учёных рецензентов", не уловивших в переводе Д. С. Мережковского "весь аромат и глубину трагедий Еврипида".

Но вот ещё деталь. В той же давней книжке "Филологического обозрения" с рецензией Анненского, первой помещена статья Я. А. Денисова о древних метрах. ИФА наверняка её просматривал. Так что ему был известен профессор из Харькова.

Наверное, стоит разместить рецензию Денисова в собрании, на странице "Медеи".

30.08.2018

10 / 22 августа исполнилось 160 лет со дня рождения великого князя Константина Константиновича Романова, известного в отечественной литературе как К. Р. Помимо того, что ИФА пересекался с ним в административном порядке, как с Президентом ИАН (например, приглашался к участию в работе ОРЯС по присуждению премии имени А. С. Пушкина, участвовал в праздновании 100-летия А. С. Пушкина, которым руководил К. К. Романов), ему хорошо было известно и творчество августейшего поэта.

ИФА использовал текст и комментарии замечательного перевода К. Р. шекспировской "Трагедии о Гамлете, принце Датском" (1898) в статье "Проблема Гамлета. Гамлет", вошедшей в КО 2.

Имя К. Р. встречается в учёно-комитетских рецензиях, среди которых две дают представление об отношении ИФА к творчеству К. Р. Это, прежде всего, разбор рукописи Д. Н. Михайлова 1900 г. (УКР 1, текст 41) и рецензия на последовавшую его же книгу (УКР 2, текст 99). В первой рецензии стихотворение "Уж гасли в комнатах огни..." Анненский называет "одним из самых задушевных и грациозных произведений К. Р.". Цитирование этого стихотворения ИФА сопровождает словами: "Выписываю последние строчки пьесы, хотя, вероятно, мы все их помним". В целом поэзию К. Р. ИФА называет "самой скромной и чистой, какую мы читали на русском языке в последнее десятилетие". И дальше пишет: "...изящная простота этой поэзии и внимательное отношение поэта к языку, к форме -- едва ли нуждаются в лишнем подтверждении на страницах моего доклада".  В завершение рецензии ИФА говорит, что стихотворения К. Р. "составляют украшение" ученических библиотек.

Сегодня стихи К. Р. встречаются не часто, и вряд ли кто помнит стихотворение "Уж гасли в комнатах огни...", которому, кстати, исполнилось 135 лет. Поэтому выпишу его полностью.

Уж гасли в комнатах огни...
     Благоухали розы...
Мы сели на скамью в тени
     Развесистой березы.

Мы были молоды с тобой!
     Так счастливы мы были
Нас окружавшею весной;
     Так горячо любили!

Двурогий месяц наводил
     На нас свое сиянье:
Я ничего не говорил,
     Боясь прервать молчанье;

Безмолвно синих глаз твоих
     Ты опускала взоры:
Красноречивей слов иных
     Немые разговоры.

Чего не смел поверить я,
     Что в сердце ты таила,
Все это песня соловья
     За нас договорила.

Комментарии:

Николай Николаевич Кружков: Очень хорошо помню в исполнении Ларисы Кошминой песню на стихи К.Р. "Хвалите Господа с небес" из "Царя Иудейского"...

24.08.2018

135 лет назад, 22 августа / 3 сентября, умер Иван Сергеевич Тургенев. О важности этого имени в творчестве ИФА можно узнать на странице собрания.
Оно, это имя, даже проникло из прозы ИФА в лирику, "малайцем" и "шелестом крови":

И он смешил тебя, как старый, робкий заяц,
Иль хуже... жалок был — тургеневский малаец
С его отрезанным для службы языком.
("Когда влача с тобой банальный разговор...")

И жалобы, и шепоты, и стуки, —
Все это "шелест крови", голос муки...
("Кошмары")

23.08.2018

Не получается пока расстаться с "Ипполитом".

Всё в том же 1902 году вышло отдельное издание перевода трагедии, опубликованного ещё в 1893 году Д. С. Мережковским и отрецензированного тогда же Анненским (на следующий год издание было повторено). В 1899 году автор перевода вернулся к трагедии статьёй  "Трагедия целомудрия и  сладострастия" ("Мир Искусства". 1899. Т. 1. №№ 7-8). А 14 октября трагедия была поставлена на сцене Александринского театра со вступительным словом Мережковского "О новом значении древней трагедии", которое было опубликовано на следующий день  (Hовое Bремя. 1902. № 9560. 15 окт.).  Можно считать это ответом на августовскую статью ИФА и его очерк в день постановки. Ответ был выражен другом Мережковского Д. С. Философовым, высказанным им в рецензии на представление трагедии на сцене: «Перевод сделан настоящим поэтом, вдохновившимся красотой подлинника и сумевшим в звучных и благородных стихах передать весь аромат и глубину трагедий Еврипида. Ученые рецензенты-специалисты отнеслись к переводу г-на Мережковского недоброжелательно. С добросовестностью настоящих учителей гимназии они накинулись на поэта за неточность перевода, за искажение подлинника, как будто все дело в букве, а не в духе. Но разве можно убедить в этом специалистов, лишенных всякого художественного вкуса, специалистов, беспощадно всех нас мучивших на школьной скамье» (Философов Д. С. Первое представление «Ипполита» // Мир искусства. 1902. № 9/10. С. 8-9).

Понятно, о каком "мучителе", "лишенном всякого художественного вкуса" идёт речь. Это правда -- Анненский и впрямь был настоящим и добросовестным учителем. Но рецензент увидел только "букву", не утрудившись разобраться в "духе". Сопоставление текстов и вдумчивый анализ этих очерков, рецензий и статей в поисках этого самого духа могли бы стать интересным исследованием.

Я пользуюсь материалом статьи Ж. В. Якимовой "Д. С. Мережковский о древнегреческой трагедии в связи с постановкой его переводов пьес Софокла и Еврипида на Александринской сцене" (2008), найденной в Сети. Странно, что говоря о "выдающемся поэте-переводчике, переводчике -- религиозном мыслителе" автор статьи лишь раз упомянула ИФА, и то в сноске. Хотя и солидарность, которую она нашла у Мережковского с Анненским, кажется притянутой.

22.08.2018

Открывая исходные тексты перевода "Ипполита" и сопроводительной статьи по "Театру Еврипида" 1906 г., я должен отметить две взаимосвязи в истории этой публикации ИФА. Первая -- с акад. Виктором Карловичем Ернштедтом, по сохранившимся письмам. Эта была линия дружеской поддержки и помощи, к сожалению, оборвавшаяся в августе того же 1902 года с преждевременной и неожиданной смертью последнего. Со второй всё по-другому. Это линия "Анненский и Мережковский", линия переводческого противостояния и неприязни, отразившаяся ещё за 9 лет до того в разгромной рецензии ИФА на стихотворный перевод "Ипполита" Мережковским (открыт в библиотеке М. Мошкова). Хотелось бы дождаться хорошего комментария к этой рецензии. Например, прояснить, о каком "хорошем русском переводе" говорит ИФА? А ещё занимательно исследовать, как упрёк "Каждый волен выдумывать свою Федру, но нельзя выдумывать своего Еврипида" был затем (и до сих пор) применён к ИФА.

Обе линии ждут своих отдельных страниц в собрании.

20.08.2018

Комментарии к фото памятника в Омске:

Алиса Грабовская-Бородина: Напишите, пожалуйста, об этом здании. Очевидно, здесь жила семья ИФА!

Михаил Александрович Выграненко: Нет, Алиса Евгеньевна, я думаю, что это новодел. Старые дома 19 в. в этом месте, а они были все деревянные, давно снесены. Так пишут. Не знаю, как насчёт того, что виднеется в левом углу. А где жила семья Анненского в Омске, в каком здании служил отец -- не знаю. Вот здание Кадетского корпуса, где учился ст. брат, на месте и используется по тому же назначению (есть фото в собрании).
Давно хочу омичей зарядить на поиск информации. Найти бы их только, заинтересованных.

13.08.2018

 Do, re, mi, fa, sol, la, si, do.
 Ням-ням, пипи, аа, бобо.
 Do, si, la, sol, fa, mi, re, do. 



130 лет назад 9 августа умер Шарль Кро. Анненский перевёл три его стихотворения из сборника "Сандаловая шкатулка". Одно из них, "Смычок", не вдохновило ли на создание шедевра "Смычок и струны"?

А по поводу приведённых строк Анненский написал Волошину:
"  Вот что нам  — т. е. в широком смысле слова нам — читателям русским — надо. Может быть, тут именно тот мост, который миражно хоть, но перебросится — ну пускай на полчаса — разве этого мало? — от тысячелетней Иронической Лютеции к нам в Устьсысольские палестины. " Волошин впоследствии предположил происхождение названия книги "Кипарисовый ларец" от сборника Ш. Кро. 

И хотя Анненский и смешивал Шарля Кро с его сыном Ги-Шарлем Кро, но высоко ценил его (их) за "будничность" слова и иронию.

11. 08.2018
 
Вот ещё пропущенные даты этого года.
24 января / 5 февраля исполнилось 125 лет Вадиму Габриэлевичу Шершеневичу. Казалось бы, причём тут Анненский? Но 18-летним пареньком будущий лидер имажинизма выпустил свой первый сборник "Весенние проталинки", куда вошёл цикл "Осенний трилистник". Это подтверждает то, что на поэтически настроенную молодёжь "Кипарисовый ларец" произвёл впечатление. Я видел только первое стихотворение цикла "Мёртвая чайка", в томике НБП 2000 года. Не впечатлило. Но прочесть полный цикл хотелось бы и узнать о нём, если это возможно. Хотя бы -- раскрыть инициалы посвящения.
Вспомнилось, как я искал на старом кладбище Барнаула могилу В. Г. Шершеневича. Нашёл и сфотографировал. А теперь и связь обнаружилась.

= = = =

А 4 /16 февраля исполнилось 140 лет Осипу Дымову (Иосифу Исидоровичу Перельману). Достаточно посмотреть оглавления первых номеров журнала "Аполлон", чтобы понять взаимосвязь с ИФА. Они были знакомы, Анненский подарил Дымову "Вторую книгу отражений" и слушал читку его романа "Влас". В одном из писем Маковскому Дымов писал: "«Чем занят Анненский? Я его полюбил. Он прекрасен!»" Возможно, что ещё не всё вскрыто в этой взаимосвязи.

10.08.2018

"Соблюсти меру в субъективизме — вот задача для переводчика лирического стихотворения."


Сегодня я приобрёл в магазине "Сибирская горница" 78 том СОРЯС ИАН "Пятнадцатое присуждение премий имени А. С. Пушкина 1903 года". В нём, как известно, содержится "Разбор стихотворного перевода лирических стихотворений Горация. П. Ф. Порфирова. Сделанный И. Ф. Анненским". Плюс краткое резюме внутри Отчёта о присуждении премии академика А. Н. Веселовского. Этот достаточно объёмный труд в 50 с лишним страниц никогда с тех пор не публиковался полностью. Только фрагментами, и эти случаи перечисляются по пальцам. Нет пока и полновесного научного анализа.

Это странно. Ведь в этом разборе ИФА, помимо принципиальных рассуждений о поэтическом переводе, опубликовал четыре из пяти своих стихотворных перевода Горация. Часть из них он включил в ТП. Кроме того, этот труд стал важной вехой в его жизни. Исполняя поручение академика А. Н. Веселовского, ИФА вступил в деловое сотрудничество с почитаемым им научным авторитетом, что отразилось в их переписке. Текст анализа демонстрирует степень добросовестности, компетентности и даже дотошности, вскормленных многолетней педагогической деятельностью и участием в работе Учёного Комитета Министерства. 18 октября 1903 г., ИФА был награжден за него Пушкинской золотой медалью. Думается, что это стало причиной обращения весной следующего 1904 года от  Президента Императорской Академии Наук К. Романова принять участие в заседаниях  и работе Отделения русского языка и словесности. Таким образом, этому труду исполняется 115 лет.

Книжка Сборника в отличном состоянии. Листы все чистые, целые и, похоже, очень редко троганные. Но обложка аккуратно оторвана (если можно так выразиться). Почему? Думаю, чтобы уничтожить следы принадлежности и/или надписи, перед сдачей на продажу. Выручено за книгу, кстати, по нынешним реалиям немного, рублей 500. Титульный лист тоже совершенно чистый. Но на 17-й странице, как положено, печать Восточного отделения АН СССР. Было такое в Новосибирске. Значит, книга попала в частные руки ещё до 1960-х годов (или вначале), когда создавалась ГПНТБ. Может быть, в ходе утилизации части фондов при реорганизации кто-то захотел уберечь "незначимую" книгу от угрожавшей ей макулатурной участи. Подобная история у моих нескольких томов Энциклопедии С. Н. Южакова (корешок 1-го тома можно увидеть на одной из страниц Собрания).  Этого человека, вероятно, уже нет в живых, а наследники решили распорядиться так, как вышло. В результате ни в Областной научной, ни в ГПНТБ этого тома СОРЯС нет, я посмотрел по каталогам.

В Собрании же давно есть страница с фрагментами из этого "Разбора..." и некоторыми комментариями. Теперь ей предстоит серьёзное обновление. Но полный текст "Разбора...", может быть, выдавать за денежную помощь книжке, на переплёт?

Обновление 29.07.2018

В собрании открыт перевод трагедии Еврипида "Ипполит" в издании "Театра Еврипида" 1906 г.: http://annensky.lib.ru/evripid/ippolit.htm.
Жуткая история о необузданных разумом страстях, предубеждениях и поспешных решениях. И всё это -- игрушки в руках взбалмошных и порочных богов. Титаническим воображением Еврипида всё доведено до крайностей. А без жуткости и крайностей какая же трагедия? И в античные времена, и сейчас.

= = = = =

Афродита:

Но в чём передо мной
Он погрешил, за то гордец ответит
Сегодня же... Нависла и давно
Лишь мига ждёт, чтоб оборваться, кара.

И это говорит богиня любви! О невинном юноше, со свойственным возрасту максимализмом отвергающим соблазн женщины... Может быть, потому и отвергающем, что не испытавшем. Ожидалась бы мудрая улыбка снисхождения, но нет -- ярость захлёстывает бессмертную, как будто это она, а не героиня трагедии, не может совладать с собою. Говорят, люди мало изменились за несколько цивилизованных тысячелетий. И это во многом так. Но понимание любви, видимо, теперь шире, чем тяга половой страсти. А 2,5 тысячи лет назад мы всё же были ближе к природе.

То же место у Д. С. Мережковского:

Но ныне Ипполита
За все, в чем он виновен предо мной,
Я накажу -- и труд мне будет легок:
Я месть мою готовила давно.

А у Вланеса не могу посмотреть. Ресурс отключен. Надеюсь, что это временно.

= = = = =

Федра:

Ты знаешь ли, что это значит -- "любить"?

Для персонажей еврипидовской трагедии ответ прост: это телесное желание. Думается, что и для людей того времени по преимуществу -- тоже. Именно такой любовью повелевала Афродита. Но в этом смысле ситуации типа "мачеха -- пасынок", "отчим -- падчерица" были табуированы и тогда. Потому и являлись сюжетами трагедий, призванных потрясти зрителя недопустимой ситуацией, и в древние времена, и потом на протяжении веков в различных представлениях.

Кормилица:
На что ж и жизнь, когда
Порок возьмёт насильем добродетель
Влюблённую?

Однако, наверное, всякое бывало. Наследие дикого прошлого, "гнусный порок" (Сенека). Да что там влечение людей! А любовь-болезнь матери Федры? Эта история упоминается в тексте пьесы. Минотавр-то -- единоутробный брат "героини" Еврипида. Какое уж тут чувство, в нашем понимании... И ведь золотые руки и мозги Дедала оказались кстати (конструкторам только задачу поставь).

Вообще мне трудно представить безудержное влечение взрослой женщины, около 30-ти лет, матери двоих детей, -- к юноше. Сегодняшние дамы в подавляющем числе в такой расстановке включают мозги и себя контролируют. Хотя... попадались сообщения в прессе. Вот мужчины более склонны к бесам, и по народным приметам, и фактически (пример: Вяч. И. Иванов и В. К. Шварсалон).

И Федра про "Эрота жало" в своём сердце отдавала отчёт и даже анализировала: "и не могу не видеть я греха", "праздность", "игрушка знатных". Видела наперёд и последствия для детей:

Ведь самый дерзкий клонит, точно раб,
К земле чело, когда при нем напомнят
Клеймо отца иль матери позор.

Вспоминается "Граф Монте-Кристо": "Мы в ответе за своих отцов". Но странно вот что. Почему Федра при такой рассудительности, решившись покончить с собой за свой грех, сотворила такую нелогичную гнусность по отношению к невиновному человеку, хоть и демонстрирующему неприемлемые убеждения? И почему это позволяют боги?

= = = = =

Я прочитал "Федру" Сенеки в переводе С. Ошерова, обращая внимания на моменты, указанные ИФА. Хотелось бы почитать и упоминаемый им труд А. Кальмана. Но больше заинтересовался изображением Федры на вклейке, воспроизводящем фреску из Помпей (к сожалению, чёрно-белую; цветной в Сети не нашёл). У неё в руках верёвка, по 2-му варианту пьесы Еврипида. Значит, римлянам, и Сенеке, этот вариант был хорошо известен. Но Сенека тем не менее вложил в руки Федры клинок. По 1-му варианту?

= = = = =

Теперь о послесловии ИФА "Трагедии Ипполита и Федры". Статья публиковалась после 1917 г. единожды, в известном издании КО 1979 г. Почему-то с изменением названия на "Трагедия Ипполита и Федры". Это ведь разница. Видимо, её связывает с предисловием к первой "Книге отражений" прежде всего вот это место:
"Дело в том, что я намерен говорить не о том, что подлежит исследованию и подсчету, а о том, что я пережил, вдумываясь в речи героев и стараясь уловить за ними идейную и поэтическую сущность трагедии."
Действительно, мысли ИФА подчёркнуто индивидуальны и как всегда ярки. Несколько примеров:

"...Еврипид, возбуждая в толпе нежную эмоцию сострадания, не без тонкого художественного расчета с первых же шагов трагедии холодновеличавым обликом своей богини как бы ограждал чуткие сердца от тяжкого дыхания неправды."

"Традиция и сознание в области религии — непримиримые враги, а суеверие настолько же трусливо, насколько высокомерно сектантство."

"Как волны горячего пара, из губ ее вырываются страстные желания, и она с безнадежностью следит воспаленными глазами, как тают в воздухе причудливые облака мечты, чтобы осесть на сердце холодной росой невозможности."

"О, ирония непонимания, которая две с половиной тысячи лет любуется собою!"

"...оба не могли не быть виновны, потому что умы их были ограничены их человеческой природой!"

Но я не понял волну от анализа "этики женщин, живущих растительной формой души" до неприятия Ипполитового осуждения "целой половины человечества". ИФА сопоставил его даже с современными ему нигилистами. Также я не понял заключительного моста к христианству и цитирования Евангелия.

27.07.2018

Мне в таинстве была лишь музыка понятна.
Но тем внимательней созвучья я ловил,
Я ритмами дышал, как волнами кадил...

120 лет назад, 27 июля, ИФА присутствовал на богослужении А. Доржиева в Париже. В результате появилось стихотворение "Буддийская месса в Париже", http://annensky.lib.ru/lar/lar20.htm.
В это лето ИФА гостил в семье Жозефа Деникера, "Иосифа Егоровича", и своей сестры Любови Фёдоровны. Познакомился с племянником Николя. Найти бы в Париже анненские следы, ну хотя бы могилы Деникеров.

Комментарии:

Natalie Kramer: Вот здесь https://www.landrucimetieres.fr/spip/spip.php?article3992 так сказано: Montparnasse (75) 6eme division кладбище Монпарнасс в Париже, 14 городской округ, шестой участок кладбища.

Михаил Александрович Выграненко: Спасибо! М. Деникер -- это скорее всего старший сын. Год смерти младшего Николя (1942) связан, наверное, с военным лихолетьем. А где же тогда Любовь Фёдоровна? Кстати, на том же участке похоронен Ш. Бодлер.

= = = = =

В этом году исполняется 120 лет публикациям переводов трагедий Еврипида: "Ифигения-жертва" (март-апрель) и "Финикиянки" (апрель). Первая в "Журнале Министерства народного просвещения", вторая в "Мире Божьем".

= = = = =

15 / 27 июля 165-й день рождения Владимира Галактионовича Короленко.
ИФА с неизменным почтением относился к творчеству лучшего друга своего старшего брата, несмотря на разницу в мировоззрении. Вообще трудно осознавать, что ИФА только на два года моложе "Короленки".

= = = = =

15 лет назад 11 июля не стало Виктора Ноевича Ярхо.
"Кто-то сказал, что Федра Сенеки уже прочитала не дошедшего до нас, первого еврипидовского «Ипполита». Герои Еврипида у Анненского прочитали еще и всего Достоевского.
<...> как филолог я хотел бы защитить Еврипида от излишней чувствительности и ложного пафоса, от многословия и ненужного просторечия, которые навязываются ему в переводе. Русскому читателю нужен новый Еврипид, по-гречески краткий в речах и неисчерпаемо глубокий в мысли, и за этот труд должен взяться человек, не рассчитывающий на быстрое признание, не говоря уже о том, что он должен хорошо знать древнегреческий язык и не хуже Анненского владеть русским стихом. Но найдется ли такой переводчик в наши дни?"

= = = = =

Пропущенные даты:
27 мая / 7 июня -- 170 лет со дня смерти В. Г. Белинского. О внимании ИФА к нему я уже здесь писал.
26 июня / 8 июля -- 185 лет Владимиру Ивановичу Ламанскому, почитаемому университетскому учителю ИФА.
5 июля -- 90 лет Владимиру Николаевичу Топорову, не раз обращавшемуся к наследию ИФА (см. статью А. Е. Аникина).
7 /19 июля -- 125 лет В. В. Маяковскому, см. его страницу в собрании.

27.07.2018

Наталия Гамалова (Лион, Франция) прислала мне свою книгу 2015 г. "Античные трагедии Иннокентия Анненского и традиция переводов Еврипида на русский язык" (как-то так). С удовольствием открываю страницу для этого издания.
http://annensky.lib.ru/books/book45.htm 

Обновление 28.05.2018

Открываю странную брошюру А. Анненской. Даже загадочную. Она называется "Республика" и содержит текст просветительского характера школьного уровня, раскрывающий понятие, вынесенное в заглавие. Сегодня этот текст может вызывать только исторический интерес, а то и улыбку своей возвышенной идеалистичностью.
Но вот в чём загадки.
1) Этой брошюрки нет ни в одном перечне произведений А. Н. Анненской.
2) Книжка издана в 1906 г., то есть в поздние годы творчества автора. Что побудило автора к её написанию? Может, революция?
3) Кто и зачем заказал автору этот текст? Что это за Вятское Товарищество? (Хотя некоторое представление даёт список изданий на обратной стороне обложки; имя А. Н. Анненской вполне с ним гармонирует).
4) На обложке указан номер 48 -- что он значит?
Формат PDF, http://annensky.lib.ru/names/nf&an/an/ann-resp.pdf

Обновление 10.05.2018

В собрании открыт очерк В. В. Калмыковой из Мандельштамовской энциклопедии (2017). Поспособствовал Сергей Геннадьевич Шиндин. Он один из участников издания -- и как автор, и как редактор -- и он же безжалостный его критик. Очерк интересный, но думаю, что к нему применимы упрёки, изложенные С. Г. Шиндиным в статье   "«Печальну повесть сотворив…»: К выходу в свет «Мандельштамовской энциклопедии». Статья первая: А – Д" ( Toronto Slavic Quarterly. 2018. 63. С. 1-85). 

Обновление 02.05.2018

 Открыта статья Г. Н. Шелогуровой "К вопросу о «странных схожденьях»: эллинский пласт в творчестве И. Анненского и Р. Дарио". PDF
С благодарностью отмечаю, что ссылку на статью нашла и показала М. Ф. Надъярных, участник FB-группы "Анненская хроника".

Открыта статья Е. И. Тарасовой "Тема дня, ночи и взаимоперехода в лирике И. Анненского: диалог с Ф. Тютчевым".
Автор -- в то время (2006) студентка 5-го курса. Но статья мне показалась интересной и по теме, и по содержанию.
© М.А. Выграненко, 2013-2018
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS