Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

Анненская хроника



« Пушкинская золотая медаль  | В начало |  "Античный миф в современной французской поэзии": к 110-летию публикации »


к 115-летию "Разбора стихотворного перевода лирических стихотворений Горация. П. Ф. Порфирова"

09.10.18 07:20
К 115-летию объёмной рецензии "Разбор стихотворного перевода лирических стихотворений Горация. П. Ф. Порфирова". Я уже писал об этом важном тексте, упоминаемом редко, остающимся не проанализированным и даже не опубликованным с тех пор полностью. Это было задание-приглашение акад. А. Н. Веселовского, председателя Отделения русского языка и словесности ИАН и руководителя Комиссии по присуждению премий имени А. С. Пушкина. Хронология дела такова.

"Разбор" был закончен к 25 февраля 1903 г., о чём Анненский известил Веселовского письмом.

30 сентября в связи с присуждением переводам П. Ф. Порфирова почётного отзыва Анненский отправляет Веселовскому по его запросу резюме своей рецензии, вошедшее в Отчёт последнего о присуждении премий.

4 октября Анненский известил Веселовского о том, что не сможет присутствовать на итоговом заседании Комиссии.

Последнюю дату пока не называю, поскольку не наступила.

Приведу цитату из "Разбора" (с. 128):
"Познание и передача поэта, особенно лирического, никогда не могут считаться делом довершенным, так как изменению подвергается и язык переводчиков, и область эстетических восприятий у людей, для которых перевод делается. Кроме того, филологическая работа над текстом и экзегезой античного поэта делают неудовлетворительными иногда самые мастерские переводы с древних языков."

Вдумываясь в эту фразу и в тексты открытых в собрании фрагментов, ясно, что Анненский всё прекрасно сознавал в отношении собственных переводов Еврипида и не только, что делает поспешными и поверхностными некоторые выводы критиков.

Приведу текст перевода Анненского, которым он иллюстрирует своё мнение о переводе Порфирова, в сопровождении "извинительной" фразы: "В виде опыта, соблюдая размер перевода Г. Порфирова, я позволю себе привести собственный перевод, чтобы показать, что мои замечания не являются беспочвенными. Не придавая означенной передаче особого значения, я помещаю ее здесь, лишь в подкрепление собственному пониманию пьесы, как иллюстрацию." Считаю важным в этом случае сохранить курсив и латинские вставки Анненского.

Какой воробышек душистый и цветистый
К тебе ласкается, в черед любуясь свой
Небрежно свитою волною золотистой
В той сени сладостной, где был я, Пирра, твой...
Сняла уборы ты... А все ж судьбы измены
Не раз оплачет он и вероломство жен,
Дивясь, как гибнет синь под чешуею пены
Иль вихря черного дыханьем поражен.
Наивный думает, что если ты ласкаешь (amabilem)
Его, готовая всечасно для утех, (semper vacuam)
Ты будешь, золотце, с ним и всегда такая ж. (semper amabilem) (aurea!)
Нет, бедный, буря спит... Но горе в ней для тех,
Кто верит блеску волн... А я уже буруну
Внемлю бестрепетно: на храмовой стене
Одежды влажные повесил я Нептуну,
И доску пригвоздил: ты не опасна мне.

Текст копирую как он есть, потому что встречал случаи неоправданного вторжения в него. Например, знак вопроса в 4-й строке заменяю многоточием, так любимым ИФА. Также меняю слово "то" на "ты" в 11-й строке. Нельзя не видеть изменение смысла.




« Пушкинская золотая медаль  | В начало |  "Античный миф в современной французской поэзии": к 110-летию публикации »


© М.А. Выграненко, 2013-2022
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS