Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

Анненская хроника



« Юбилей Г. В. Петровой  | В начало |  180 лет со дня рождения Н. Ф. Мартьяновой (Анненской) »


Неужели Фет бывал в Сливицком? (К находке надгробной плиты В. В. Сливицкого)

10.05.20 17:05

Видимо, эта запись не близко  связана с ИФА, но с учётом того, что В. И. Анненский (Кривич) с очевидностью назван в честь деда, думаю, что дополнение будет не лишним.

А. И. Червяков в прим. 7 к письму Анненского жене от 5 июня 1890 г. обращается к воспоминаниям А. А. Фета и даёт их в пересказе А. В. Орлова. У меня есть книжка воспоминаний Фета 1983 г., но в ней только извлечения, как и сказано в комментариях, и в них не вошло то, что цитирует А. В. Орлов; полностью и с научной подготовкой воспоминания не изданы до сих пор. К моей радости и во славу Викитеки фетовские «Ранние годы моей жизни» (Москва: Товарищество типографии А. И. Мамонтова, 1893) находятся в открытом доступе, аккуратно представленные в исходном виде. И вот что в них сказано о семье Сливицких.

XLII. Кантонистcкая школа. — Сливицкие. — Эмануэли. — Филькович. — Марченко.

352

В 2 часа у меня ежедневно на полчаса являлся приятный отдых, чтобы не сказать душе праздник. По дороге в штаб приходилось проходить под окнами молодой, далеко некрасивой, но чрезвычайно любезной жены состоящего по кавалерии полковника Сливицкого.

Коренастый, рыжий с проседью 50-ти летний полковник*, вероятно по случаю потерянного в сражении пальца, был несколько лет Таганрогским городничим. Вследствие чего он потерял это место, мне неизвестно, но в данное

353

время состоя под судом, каждую минуту ждал оправдания и говоря, что его дело в несколько стоп бумаги — самый интересный роман, советовал каждому его прочитать.

— Ах, Сливушка, Сливушка, говорила прихихикивая жена. Кто же добровольно согласится читать все это?

— Да ведь это роман.

— Но интересный только для тебя.

Надо прибавить, что m-me Сливицкая была радушно принята в лучших домах города, начиная с семьи корпусного командира**. Кроме живого задора ее голубых глаз и игривых речей, скользивших по самому краю излишней вольности, меня привлекал у нее отдых с благовонною папиросой, которою она меня каждый раз снабжала.

В те времена фабричных гильз еще не было, и милая женщина с величайшим искусством приготовляла их для мужа, причем около 30 штук приходилось на мою долю в месяц.

В материальном ведении дома, я всю жизнь удивлялся и сочувствовал хозяйствам, подобным тому, какое велось в этом доме; все знали, что средства Сливицких были до крайности ограничены; но видно было, что полковник сам прошел на службе строгую школу нужды. Сколько раз он спрашивал меня, знаю ли я Arme – Ritter Suppe, к которой он в молодости часто прибегал?

— Надо, говорил он, поджарить в чухонском масле белого хлеба, а затем накрошить в кипящую воду луку и всыпать поджаренные гренки, и выйдет превосходный суп.

У Сливицких была пролетка с весьма красивой рыжей лошадью и другой несколько сухопарой караковою; первую они называли денною, а вторую ночною. К этому надо прибавить, что m-me Сливицкая от времени до времени упрашивала меня приходить к обеду. Повар у них был весьма хороший, и обед нимало не напоминал Arme – Ritter Suppe***.

<...>

354

В этом доме <ротмистра Эмануэля, адъютанта корпусного командира> не помню, чтобы я обедал, но каждый раз был приглашаем на танцовальные вечера и ужин, куда иногда появлялся с женою корпусный командир. Тут приходилось нам фигурировать с m-me Сливицкой в заученных у нее в дом фигурах "редовы“. Так назывался танец, в котором между прочим танцующие, покидая друг друга, делали вольты в противоположные стороны, с тем, чтобы не столкнувшись с дамой, кавалер снова уловил ее талию и продолжал танец.

385 (XLVI. Балы в городском собрании. — Утреннее собрание. — Графиня Надгоричани. — Тимковские. — Экельны.)

Справедливость заставляет сказать, что моя приятельница m-me Сливицкая не ограничилась угощением меня папиросами своего изделия, но сняла мой акварельный портрет, в то время до известной степени схожий.

* Думаю, что В. В. Сливицкому ещё не было 50-ти. На найденной надгробной плите обозначена дата смерти В. В. Сливицкого 22 июня 1869 г., и что он прожил 70 лет, т. е. он 1799 года рождения. А. А. Фет начинал военную службу в 1845 г. в г. Новогеоргиевске, где он, видимо, и познакомился с семьёй Сливицких.

** Не ясно, о каком городе идёт речь. А. И. Червяков в том же примечании указывает, что Фет описал "службу и быт штабных офицеров Елизаветградского корпуса военных поселений". Он служил в Кирасирском Военного Ордена полку (название с 1844 г.), который располагался в городе Новогеоргиевске, несуществующим с 1961 г., когда местность была затоплена Кременчугским водохранилищем. А штаб корпуса 3-ей Кирасирской дивизии, по словам самого Фета (с. 262), находился в Елизаветграде (сегодня г. Кропивницкий, Украина).

*** В воспоминаниях Фета обращает внимание, что он часто обращается к "обеденной" теме. Наверное, в молодые годы и в его положении это была значимая тема.

О Фете в связи с А. В. Сливицкой есть ещё одно, не очень понятное свидетельство. З. Гимпелевич в своём предисловии к публикации "Литературной тетради Валентина Кривича" (2011) пишет (прим. 34, с. 109-110): "В небольшом очерке "Над выцветшими страницами" (упомянутом в автобиографии) Кривич, описывая семейные альбомы, приводит факты о дружеских связях бабушки с А. А. Фетом (1820--1892), часто посещавшим Сливицкое: РГАЛИ. Ф. 5. Оп. 1. Ед. хр. 37. Л. 15". Неужели Фет приезжал и в Сливицкое? Очень жаль, что очерк Кривича до сих пор не опубликован полностью. И пока он не опубликован, я всё же думаю, что слова "когда она жила на Юге", приводимые А. И. Червяковым (Письма I, с. 65) не подразумевают Сливицкое.




« Юбилей Г. В. Петровой  | В начало |  180 лет со дня рождения Н. Ф. Мартьяновой (Анненской) »


© М.А. Выграненко, 2013-2022
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS