Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

Анненская хроника



« Лирическое отступление  | В начало |  28 октября 2021 »


Обновление 1 ноября 2021

01.11.21 07:18

В библиотеке (ГПНТБ) на выставочной полке увидел роскошные тома антологии "Поэт в России — больше, чем поэт. Десять веков русской поэзии" (5 томов). Энцикл. формат, толщина в кулак, шикарная раскрашенная бумага. В этой затее Е. А. Евтушенко, в 3-м томе "От Анненского до Ахматовой", скопировал очерк об ИФА и меняю им газетный вариант в собрании (оказалось, что сокращенный).

Очерк несколько беллетристический и не без погрешностей. Например,  Евтушенко пишет об "Анненском-эссеисте": "А это — о лирике Бальмонта: "Что-то торжественно слащавое и жеманное точно прилипло к русскому стиху". Но ведь это в статье "Бальмонт — лирик" написано не о лирике Бальмонта! Да и статья эта — вовсе не эссе. И в конце получилась странность,  связанная с памятью Евтушенко:

"Первые две строчки стихотворения Гумилева я привожу так, как услышал их от одного эмигранта в 1961 году в Париже, — в последнем, по его словам, авторском варианте. Гумилева мучили неуклюжие строки: "К таким нежданным и певучим бредням Зовя с собой умы людей... ", и он их переделал, но не успел напечатать. Я не ручаюсь за достоверность переделанных строк, но они мне нравятся, хотя, может быть, это чье-то непрошеное соавторство.

Лицейским принцем Гамлетом наследным,
Живой средь неживых людей, ..."

А в газетном варианте было:

"Лицейской тенью Пушкина наследной,
Живой средь неживых людей, ..."

Что же он так по-разному вспоминает-то, причем печатно. Мог ведь и посмотреть, как было в газетной рубрике. Похоже на "непрошенное соавторство" самого Евтушенко.

Но еще интереснее авторское стихотворение, предваряющее том. Он написал его специально для издания, то есть во время, когда Анненского и о нем было уже напечатано много. Последние две строфы:

Вот он, Пушкин, с Парни, а поодаль,
ветвь сиреневую подобрав,
двум теням гимназическим подал
их  изысканный верный жираф.

"Чтой-то барин задумался энтий? —
самого себя дворник спросил,
когда Анненский Иннокентий
папироску с огнем прикусил.

По хронологической логике издания эти строфы надо бы поменять местами. И что за папироска!? Анненский не курил. Ведь сам автор дважды написал в очерке о его больном сердце.

= = = = =

Открыты извлечения из 1-й части дневника К. Чуковского (издание 1991 г.). По большей части они о старших  Анненских, о Короленко, о Т. А. Богданович. Но есть и об ИФА. Особенно интересны записи 1904 г. из Англии о чтении Р. Браунига и желании его переводить. Собственно, с этого имени и началась переводческая деятельность Чуковского, чем объясняется его  фраза из письма: "...по Вашей цитате в Еврипиде — я понял, что Вы хорошо знаете Robert'a Browning'a — и получил ключ к Вашей поэзии".

Открыты фрагменты книги Майкла Баскера "Ранний Гумилев: Путь к акмеизму" и полностью 3-я глава -- "О Царском Селе, Иннокентии Анненском и «царскосельском круге идей» Гумилева". Я давно знаю, что единственный в городе экземпляр книги находится в филиале ГПНТБ (Академгородок), и вот добрался. Даже дали домой на выходные. Это ценное пополение, потому что зарубежных исследований в собрании совсем мало. Книгу перевел на русский сам автор.




« Лирическое отступление  | В начало |  28 октября 2021 »


© М.А. Выграненко, 2013-2022
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS