Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

Анненская хроника



Обновление 20 ноября
20.11.19 | 17:55

Открыты статьи-доклады:
1) М. А. Ариас-Вихиль (Москва). Французский символизм и русский декаданс: И. Анненский – переводчик Ш. Бодлера. (2009).
2) Т. И. Акимова (Саранск).  Статуарность и танец как драматургические приёмы организации действия в поэтической драме И. Анненского. (2009).
3) Вяч. Н. Крылов (Казань). Поэтика заглавий в критической прозе И. Ф. Анненского. (2005).

Первые две с конференции 2009 г. в Великом Новгороде, опубликованы в сборнике "Некалендарный век" (2011). Открыты с согласия авторов при содействии К. И. Финкельштейна. Последняя с конференции 2005 г. в Москве, опубликована в сборнике материалов (2009).

Формат всех текстов PDF.



2-й "Аполлон"
16.11.19 | 17:18

15 ноября 1909 года вышел в свет 2-й номер журнала "Аполлон". Анненский в нём был представлен продолжением статьи "О современном лиризме" и объяснительным письмом в редакцию по той же статье.

Началось формирование мнения о журнале в читательской среде. Вот что я нашёл в воспоминаниях бывшей бестужевки О. М. де Клапье, относящихся к 1911/12 учебному году:

"Литературная атмосфера Петербурга была насыщена в то время дионисианством. Выходил журнал "Аполлон", и книжки этого журнала лежали в петербургских гостиных, пестрели в руках у бестужевок. Кто не знает стихов Волошина или Сергея Маковского? Кто не читал их наизусть: "Дионис, Дионис!" Кто не читал романа "Гнев Диониса" Е. Нагродской? Это не был Дионис знойного Средиземного моря, нет. Прохладный воздух Северной Пальмиры покрыл его искристой изморозью, и в ледяных зеркальных царскосельских прудах можно было угадать его далекое и смутное очертание." (О. М. де Клапье. // Наша Дань Бестужевским Курсам. Воспоминания бывших бестужевок за рубежом. Paris, 1971. С. 19).

Вот как вошло теоретическое дионисианство в сознание публики. Да, в ледяных царскосельских прудах... "Ледяной трилистник" и тем более статья о лиризме на память не пришли. Молодые девушки учили стихи Маковского. Действительно, что же читать в 19 лет, как ни эротику Евдокии Аполлоновны Нагродской (кстати, Аполлоновны). Очень популярной, коммерчески успешной тогда. Её сейчас снова переиздают. О ней оставил колоритную заметку в дневнике аполлоновец М. А. Кузмин (живший одно время у неё на квартире). В них меня позабавила её идея лампочки, скрытой на бюсте для демонстрации зажигания и угасания сердца. Впрочем, я отвлёкся.



Всё-таки в воспоминаниях Ольги Михайловны де Клапье за Дионисами спрятался и Анненский. Но без называния. Ах да, ведь в своих стихах. С другим античным персонажем, но тоже на А. Про клятвы любви, а не про сломанную руку:

"Всё же мы продолжали писать стихи на античные темы. "Дионис, Дионис! Если верить тем шопотам бреда, я когда-то звалась Ариадной, были клятвы любви, чья-то нить и весна"..." (с. 21).



110 лет назад
12.11.19 | 09:19

В эти дни 110 лет назад написаны два письма: 11-го -- Маковским Анненскому и 12-го -- ответное, последнее известное "дорогому редактору".

Оттягивать дальше было некуда, и Маковский признался Анненскому, что его стихи не будут напечатаны во 2-м номере журнала "Аполлон", "как Вы этого опасались". Обе главных причины, названные Маковским, отдают малодушием. 1) Стихи Черубины получили приоритет, потому что "«гороскоп» Волошина уже был отпечатан". Тут дело не в Волошине (у него тоже были трудности с публикацией своих стихов), а именно в «гороскопе» всё той же Черубины. Его тоже можно было отложить, как "набранные и сверстанные" стихи Анненского. 2) У Анненского, по Маковскому, ведь "только каприз". То есть он как бы сам себе причина. И тут скрыт собственный каприз редактора.

Всё это ИФА прекрасно знал. Он ответил сразу, и его ответ несоизмеримо достойнее. Он мне кажется ответом взрослого человека набедокурившему ребёнку. Анненский отметил "серьёзные причины" и, конечно, слово "каприз". Естественно было бы возмутиться, но он соглашается красиво и честно: "Не отказываюсь и от этого мотива моих действий и желаний вообще". А затем объявляет о том, что заберёт свои стихи, оставив "Петербург". "Согласно моему обещанию и в то же время очень гордый выраженным Вами желанием..." Царский подарок.

= = = = =
12-го же написано стихотворение "Пусть травы сменятся над капищем волненья...", известное как "Моя тоска". Название, как и посвящение, дал сын, включивший стихотворение в КЛ. Он же определил его как последнее. Оно, как полагают, стало реакцией на разговор с М. А. Кузминым, состоявшийся накануне в редакции "Аполлона". Михаил Алексеевич отметил это в своём дневнике. Но стихотворение выходит далеко за пределы только разговора. (Интересно, ИФА тогда уже знал о письме Маковского или прочитал его, вернувшись домой? Ведь они же виделись, как я понимаю...)

Стихотворение много раз рассмотрено исследователями. При чтении не оставляет ощущение прощальности. Удивительное, мало ли ИФА написал о смерти. В эти 6 четверостиший столько включено автором! Но главное -- то, что ему кажется оставляемым нам, -- недоуменье-тоска. Безлюбая. Недоумелая. Но на долгие годы вперёд показавшая, сколько ещё можно уметь в поэзии. С азалиями. Весёлая (тут надо иметь в виду понимание юмора Анненским). Всегда.



Гитин
11.11.19 | 06:20

5 месяцев назад 8 июня не стало Владимира Евсеевича Гитина. Тяжкая потеря для анненсковедов. Особенно горько, что узнаю об этом так поздно. В FB не видел, Википедия не знает. Нашёл только в ЖЖ сообщение Н. Подосокорского. Но что теперь.

Владимир Евсеевич был нашим сообщником с 25 января 2015 года. Интересовался записями, последний просмотр 19 апреля -- сообщения о 110-летии выхода КО 2. Даже отмечал некоторые (последняя 4 апреля о 120-летии пушкинской кантаты). А началась наша переписка с того, что он не выдержал моих грубых ошибок и указал на них. Я благодарен ему за это и вообще за присутствие в группе. Пусть он и дальше в ней будет.



Фото М. Заборова (2017), из профиля "вконтакте".



Внеплановое обновление
11.11.19 | 06:15

Внеплановое обновление собрания, в соответствии с текущими 110-летиями: открыт текст доклада Павла Вячеславовича Дмитриева на анненской конференции 2015 г. "Иннокентий Анненский и ранняя история журнала «Аполлон»". Доклад не попал в сборник материалов конференции (2016), но опубликован в составе выпущенной недавно книги П. В. Дмитриева "Литературно-художественный ежемесячник АПОЛЛОН (1909-1918): очерки истории и эстетики" (2018). В собрании есть видеозапись доклада.

Автор занимается журналом "Аполлон" давно. И его книга -- уже вторая. Первая вышла 10 лет назад, к 100-летию появления журнала. Нужно добавить, что на днях в Российском институте истории искусств прошла научно-практическая конференция «АПОЛЛОНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ», http://artcenter.ru/vtoraya-nauchno-prakticheskaya-konferenciya-apollonovskie-chteniya/, уже вторая (первая прошла в Пушкинском Доме в 2014 году).

Статья в формате pdf; передал в собрание автор.



150 лет Зинаиде Гиппиус
09.11.19 | 14:08

8 / 20 ноября -- 150 лет со дня рождения Зинаиды Николаевны Гиппиус-Мережковской. О том, что она не жаловала Анненского, известно единственное свидетельство Г. В. Адамовича:

"Зинаида Гиппиус как-то взяла у меня "Кипарисовый ларец", — "любопытно мне взглянуть, чем это вы так восхищаетесь", — и через несколько дней вернула мне книгу с замечаниями на полях, настолько пренебрежительными и близорукими, что экземпляр этот следовало бы ради ее памяти уничтожить."

Интересно было бы найти этот экземпляр и увидеть эти замечания. Но об Анненском Гиппиус не могла не знать уже хотя бы по статье "О современном лиризме". Трудно представить, что она не читала первых трёх номеров "Аполлона" (и в особенности 3-го). Тут есть и одна косвенная деталь: ранняя история журнала связана с А. Л. Волынским, близким к раннему творчеству З. Гиппиус и к ней самой. А он активно противостоял позиции ИФА, в том числе и "ругался последними словами" (М. А. Кузмин) на заседании 6 ноября.

Другое дело Анненский. Он внимательно вглядывался в её творчество, в котором "вся пятнадцатилетняя история нашего лирического модернизма". Однако не стал "осуждать себя на разбор последних стихов Гиппиус", ограничившись первой книгой стихов (1904) и развёрнуто признавшись ей в любви. Книге, но не "самой Зинаиде Николаевне Гиппиус", "демоне Гиппиус" и Гиппиус, которая "уж слишком Гиппиус".

С именем З. Н. Гиппиус связан и экспромт Анненского в альбоме В. В. Уманова-Каплуновского, который по памяти привёл В. И. Анненский-Кривич и который был написан "под углом к автографу, кажется, Зинаиды Гиппиус". На мой взгляд, это очень примечательный текст -- и употреблением нового слова "автобус" (с ударением на последнем слоге), и иронией по отношению к "новейшим вкусам", к величию, и великолепными двумя последними строчками:

Как в автобусе,
В альбоме этом
Сидеть поэтам
В новейшем вкусе
Меж господами
И боком к даме,
Немного тесно,
Зато чудесно...
К тому же лестно
Свершать свой ход
Меж великанов,
Так гордо канув
Забвенью в рот.

К последним строчкам: представил пасть Киклопа.

(Портрет руки Л. Бакста, 1906 г.)



110 лет назад
09.11.19 | 13:46

6-го ноября состоялось заседание редакции "Аполлона" с обсуждением выпущенного 1-го номера журнала. Переругались. Анненский, отсутствовавший по болезни, узнал подробности от сына. Может, потому и выплёскивали эмоции свободно, что его не было. О "великой пре" написал Анненскому М. А. Волошин. Сделал об этом запись в дневнике и М. А. Кузмин. Конечно, подверглась атаке статья Анненского. Волошин с позиции стороннего наблюдателя был краток: "Статья Ваша многих заставила сердиться. Это безусловный успех". Но Анненский принял ситуацию близко к сердцу и, зная, видимо, уже и газетные отклики, обратился к "дорогому редактору" с объяснительным письмом, стремясь перевести всю негативную реакцию на себя. Однако это письмо не столько объяснительное, сколько декларативное. Примечательное место о слоге: "Живу я давно, учился много и всё ещё учусь..." Принципиально важное место об эстетическом подходе к современной лирике: "Настоящее я пытался вообразить себе прошлым...", что дало возможность ему увидеть нечто в будущем. Свой замысел он продолжил утверждать как верный с изящным достоинством. Анненский просит опубликовать его позицию в журнале, что и было сделано во 2-м номере в несколько отредактированном варианте. Обращает также внимание завершение письма Маковскому, оставленное в публикации: "Примите уверение в совершенном почтении и преданности" -- сознательное использование стандартного волапюка.

Комментарии:

Pavel Dmitriev
Мне кажется, последнюю фразу нельзя назвать волапюком, это нарочитая эпистолярная условность. К тому же, если представить весь облик Анненского в мундире... Нет, пусть в статском, но все равно в корсете (и всегда в нем).
 
Михаил Александрович Выграненко
Условность? Может, и так. Но ключ в описанном случае -- "нарочитая". Всё же, если вдуматься в смысл этой фразы и в каждое отдельное слово, то пусть не волапюк, но служилость налицо. И она явно в противоречии с принципиальной неслужилостью статьи.



Обновление 5 ноября
07.11.19 | 07:21

Продолжаю открывать материалы Анненских Чтений 2005. Сегодня -- доклады участников, которых уже нет с нами. Три года назад не стало Вадима Андреевича Смирнова (Ивановский гос. университет), а полтора года назад -- Алексея Константиновича Антонова (Литинститут).

     

= = = = =

Пополнение темы "Анненский и буддизм" в собрании:


Это разные тексты не только по языку. В англоязычную статью, например, включен перевод на английский язык стихотворения "Девиз таинственной похож...", выполненный Ольгой Владимировной Чибисовой.

Оба автора -- сотрудники техн. университета в Комсомольске-на-Амуре. Но начальный вариант принадлежал только Александру Альфредовичу Шунейко, и он присылал мне его 2 года назад. Вот так, бывает, не быстро созревают публикации. Рад, что это случилось, потому что предлагается необычный взгляд на творчество Анненского. Жаль, нет ссылки на исследование А. А. Ковзуна (2009). И меня несколько смутила фраза о восприятии буддизма Анненским, что оно "оставалось исполненным благоговейного восхищения, граничащего с экзальтированным почитанием".

= = = = =

Исполнилось 10 лет странице собрания "И. Ф. Анненский в переводах". По этому случаю она подверглась обновлению и значительному пополнению (по большей части за счёт ресурса ruverses). Сделаны также соотв. добавки на страницах стихотворений ИФА. По ним стало ясно, что лидер переводов -- стихотворение "Среди миров" (и в этом нет неожиданности) -- 15 вариантов на разных языках (преимущественно на английском). Всего языков 10 (из них текста на грузинском (2006), к сожалению, нет). Это уже багаж, и его можно исследовать.

Очень хотелось бы получить копию: Кипарисовый ларец. Bilingual edition. Translated by R. H. Morrison. An Arbor Ardis, 1982 г. И, конечно, увидеть хотя бы перечень анненских переводов в издании: Jean Chuzewille. Anthologie des Poetes russes. Paris, 1914. Ищу героев-помощников.



Анри Вейль
05.11.19 | 07:41

5 мая 1909 г. на 92 году умер Анри Вейль, один из столпов классической филологии XIX в. К его имени Анненский обращался многократно, а в августе того же года опубликовал рецензию на одну из его работ в журнале "Гермес" (№729 по Библиографии). 



4 ноября 1909
04.11.19 | 07:36

4 ноября 1909 года состоялось очередное редакционное собрание "Аполлона". Должна была обсуждаться публикация венка сонетов Волошина «Corona astralis». Но Анненский отсутствовал по болезни, написав Волошину в этот же день: "Не могу Вам сказать, как я огорчен невозможностью присутствовать сегодня при обсуждении Вашего "Венка"." Волошин на заседании «настоял, чтобы обсуждение было отложено до следующего раза». Тут ещё надо иметь в виду желание Вяч. Иванова опубликовать свой венок сонетов. И это -- на фоне болезненного для Анненского откладывания его стихов. В том же письме Волошину Анненский обговаривает возможность публикации Кипарисового ларца" С. А. Соколовым.

На подготовку 2-го номера журнала отреагировал В. В. Хлебников в своей поэме «Карамора № 2-й» («Петербургский "Аполлон"»). Это была ироническая рефлексия на свой краткий "символизм" и посещения академии на "башне" Иванова. Виделся ли Хлебников с Анненским? Неизвестно. Но проявление Верлена и "закройщика"-Кро

в искусстве обернуть шею упорством белого, как мука, куска,
Или в способе, как должна подаваться рука --

вполне может быть личным впечатлением будущего "председателя земного шара".

А есть ещё и "1-я карамора" -- пьеса "Передо мной варился вар...", где персонажи "башни" названы прямо. В ней есть такие слова: ""Она скользнула в дверь за Ниссой..." Они прокомментированы в 3-м томе шеститомника Хлебникова (2002) так:

"Нисса – служанка героини трагедии Еврипида «Лаодамия» (пер. И. Анненского, 1906); она же в драме Ф. Сологуба «Дар мудрых пчел», 1907; здесь, вероятно, имеется в виду Мария Михайловна Замятнина (1865–1919), домоправительница у В. И. Иванова, подруга его умершей жены Л. Д. Зиновьевой-Аннибал (1866–1907)."

Конечно, имеет место путаница. «Лаодамия» -- трагедия самого Анненского, и в ней нет такого имени, есть место: "На дальней Ниссе, В лазурном море Обетованной..." В ТЕ 1906, в трагедии "Геракл", есть ужасное существо Лисса, не подходящее по смыслу к тексту поэмы. А в трагедии Сологуба, действительно, есть Нисса, "рабыня". Это значит, что Хлебников был знаком с этой трагедией и, может быть, с "Лаодамией" Анненского.





© М.А. Выграненко, 2013-2019
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS