Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

Анненская хроника


1 ... 234567891011 ... 30

Почта России
17.12.20 | 08:13

Славно отметила юбилей Фета почта России -- блок, конверт. Из деятелей, входящих в мир Анненского, также отмечены в этом году юбилеи Бунина, Куприна, А. Бенуа.

А сам он почему-то -- нет. При этом есть марки,  посвящённые 275-летию Ф. Ф. Ушакова, 175-летию П. М. Голубицкого, 125-летию С. А. Есенина. Может быть, у них юбилейный период -- 25 лет. Хотя вот, например, адвокат Л. С. Явич: 100-летие ему было в прошлом году, т.е. 2019-м (пропустили?).

Слабо надеялся на появление марки Зелинскому в Польше (у нас и не надеялся). Но так и нет. А вот А. Кунанбаеву -- есть. Ладно. Главное, что мы отмечаем всё, что нужно (правда, бывает, задним числом).

      




13 ноября
13.12.20 | 12:56

Мой неизменный помощник Борис Дмитриевич Сыромятников показал интересное биографическое свидетельство. Штрих, чёрточка, но существенная, на мой взгляд. Вот если бы ИФА не женился к окончанию университета и продолжил научную деятельность... Но это не в вину ни ему, ни тем более Надежде Валентиновне. Это -- пустое... а если бы я сам отложил женитьбу лет на пять...
«… Племянница и биограф ученого А.П. Шнейдер писала: «И.П. очень страдал, что до последнего десятилетия своей профессуры ему не удавалось подготовить ученика по кафедре. Так было с Ин. Ф. Анненским, который, рано женившись, начал учительствовать и потому не мог продолжать занятия наукой»31. Лишь в последние годы жизни он обрел учеников, и, прежде всего, С.Ф. Ольденбурга и Ф.И. Щербатского…»
31 Архив Востоковедов (Институт востоковедения РАН. СПб.), ф. 39, оп. 4, д. 24, л. 58.»

Вигасин А.А. Изучение Индии в России (очерки и материалы). М. : МГУ им. М.В Ломоносова, Институт стран Азии и Африки, "Издатель Степаненко", 2008. С. 153 (Глава V. Иван Павлович Минаев).

Мне вспомнилась песня А. Городницкого "Не женитесь, поэты". И строка о "затупившихся перьях". Сопоставим с "кончиком пера" ИФА, обострившимся к 50-ти годам, при его заботах... Поразительно.



3 декабря
06.12.20 | 07:41

В собрании открыта также и вторая публикация в финском русскоязычном "Журнале содружества" (1936, 9), переданная Галиной Михайловной Пономаревой. Это два стихотворения ИФА, списки которых хранились у С.К. Булича. Одно из них, "Notturno", опубликовал В.И. Анненский (Кривич) в своих воспоминаниях (ЛМ, 1925), и затем оно неизменно помещалось в изданиях А.В. Фёдорова. Второе, более раннее (май 1887?), никогда больше не публиковалось. Эти строки, на мой взгляд, -- уже шаг к будущему Анненскому:

...Пролетит
С минутным шумом по ветвям ворона,
Да где-то там далеко прокричит
Петух, на запад солнце провожая,
И снова смолкнет все... Душа полна
Какой-то безотчетно грустной думы.
Чего-то ждешь... В какой-то край летишь.
Мечте безвестный... Горячо так любишь
Кого-то...

Ведь это конец учебного года, и ИФА -- в Петербурге. В районе Лиговки и Надеждинской, вместе с боем часов Петропавловской крепости, можно было услышать петухов?

Анненский в те годы тренировался в нерифмованных стихах. И, конечно, вот они, многоточия. Автограф, как сообщил А.И. Червяков, находится в РГАЛИ (Ф. 6. № 11).

Интересно, сохранился ли архив Булича в Хельсинки? Может, в нем и ноты к "Notturno" можно найти.

Под воздействием "унылого боя часов" Вера Булич в том же выпуске журнала поместила и своё стихотворение "В лавке часовщика" с эпиграфом из Анненского: "...Где сердце счетчик муки" ("Будильник").



200 лет Фету
05.12.20 | 07:37

23 ноября / 5 декабря -- 200 лет со дня рождения Афанасия Афанасьевича Фета (Шеншина). Называют также 29 ноября и даже 29 октября. Рядом с юбилейным числом это несущественно.

Имена Анненского и Фета сопоставлялись исследователями не раз. Например, можно назвать монографию Е. А. Некрасовой "А. А. Фет, И. Анненский: Типологический аспект описания" (1991). Последним по времени весомым вкладом в эту тему является третья часть монографии Г. В. Петровой "А. А. Фет и русские поэты конца XIX — первой трети XX века" (2010), основанной на материале докторской диссертации.

И сам Анненский неоднократно обращался в своих трудах к имени Фета как в отношении лирики, так и в отношении огромного переводческого наследия античных произведений, следовал и вырастал из Фета в своих стихах, особенно ранних. Более того, известна и семейная связь. Фет с приязнью описывает в воспоминаниях о своих молодых годах семейство Сливицких и особенно Александру Вениаминовну, тёщу ИФА: "...моя приятельница m-me Сливицкая не ограничилась угощением меня папиросами своего изделия, но сняла мой акварельный портрет, в то время до известной степени схожий". 



Портрет А. А. Фета в 1880-е гг. работы Н.Е. Рачкова (1825--1895).

И, отвлекаясь от ИФА, о портрете Фета 1846 г.

Спасибо Анне Ирвин, она показала портрет и в Викимедии, и в томе "Литературного наследства" 2008 г., https://on-island.net/Literature/Litnasledstvo/vol103-1.pdf. В обоих источниках есть ссылка на журнал "Русское обозрение". Я пошёл в библиотеку и посмотрел апрельскую книгу журнала за 1893 г.  Выпуск, кстати, во многом связан с недавно умершим писателем. Портрет воспроизведён сразу на фронтисписе, перед завершающей частью воспоминаний Фета "Ранние годы моей жизни".






В подписи ещё нет инициалов А. В. Сливицкой. Изображение несколько отличается от варианта Викимедии. И есть маленькая деталь: справа внизу надпись: "фотот. К. Фишер, Москва)". Поэтому интересно описание. Мог ли его дать человек, разместивший в 2016 г. изображение в Викимедии, или он воспользовался каким-то текстом? Особенно это место: "Самый рисунок невелик и вместе с рамкой занимает немного более четверти листа. Судя по полинявшему и попорченному бордюру на выцветшей красной рамке, она современна акварели. Подставка позади и кольцо вверху указывают, что Фет имел портрет постоянно перед глазами."

Ясно, что к этому описанию подходит изображение в ЛН на стр. 77. В подписи к нему сказано, что оригинал утрачен, и портрет воспроизведён "по первой публикации в "Русском обозрении"", что странно -- один с рамкой, может быть, той, что описана в Викимедии, другой без. Правда, следом уточнение: "вырезка, принадлежавшая Ан. Ал. Александрову, редактору-издателю этого журнала" из московского Лит. музея. Что такое вырезка? Может ли она быть вырезкой из журнала, помещённой в рамку, см. изображение?




Таким образом, изображение в журнале -- хоть и первая публикация портрета, но не единственное изображение (фото). Интересно, кто и когда описал музейный вариант (а может, оригинал).

После воспоминаний Фета в журнале опубликовано стихотворение. Подпись напоминает о псевдониме ИФА. То есть он не придумал чего-то небывалого. М. б. поэтому первые рецензенты и последующие комментаторы "Тихих песен" относились к его псевдониму как к "сомнительному".






Тименчик
03.12.20 | 07:33

Сегодня -- 75 лет Роману Давидовичу Тименчику! Не знаю, как насчёт празднования, но не отметить нельзя. Для того, чтобы поздравить -- от слова "здравие"! -- заслуженного исследователя и наблюдателя творчества Анненского. Это отныне никогда не будет лишним, потому что эпитет "почтенный" сменяется на "почтеннейший". Это уж так.



А. А. Асоян
28.11.20 | 06:10

25-го ноября не стало Арама Айковича Асояна.
В собрании открыта его статья "К семиотике орфического мифа в русской поэзии (И. Анненский, О. Мандельштам, А. Ахматова)" (2002) и доклады на анненских конференциях 2015 г. -- в Пушкинском Доме и в ЦТТиТ (г. Пушкин, декабрь). Видеозапись первого открыта в собрании в материалах конференции, текст второго передал составителю сам автор... Очень печально.

Конечно, я беседовал с Арамом Айковичем на конференции в ПД; более того, эти беседы в компании с Е. П. Беренштейном были вовсе не конференциональны и запомнились простотой, душевностью и какой-то учительской солидарностью, хоть мы и служили в разных местах.





26 ноября
26.11.20 | 06:08

26 ноября -- день именин, который ИФА с удовольствием отмечал с приглашением гостей (хотя, как сообщал сын, своё имя он не жаловал). В этот день 1900 года он подарил Е.М. Мухиной стихотворение "Падает снег...", известное ещё как "(Музыка отдалённой шарманки)". Так оно и существовало в единственном автографе, как отметил В.И. Анненский (Кривич) на своём списке. Дважды его процитировал сам автор в  письмах к той же Е.М. Мухиной в ноябре и декабре 1908 г. А в 1940 году владелица автографа переписала стихотворение в подарок А.В. Фёдорову, который в примечании к его публикации в 1959 г. добавил, что автограф "очевидно, не сохранился". Мухины погибли в первую зиму Блокады.

Падает снег,
Мутный и белый и долгий,
Падает снег,
Заметая дороги,
Засыпая могилы,
Падает снег...
Белые влажные звезды!
Я так люблю вас,
Тихие гостьи оврагов!
Холод и нега забвенья
Сердцу так сладки...
О, белые звезды... Зачем же,
Ветер, зачем ты свеваешь,
Жгучий мучительный ветер,
С думы и черной и тяжкой,
Точно могильная насыпь,
Белые блестки мечты?..
В поле зачем их уносишь?
Если б заснуть,
Но не навеки,
Если б заснуть
Так, чтобы после проснуться,
Только под небом лазурным...
Новым, счастливым, любимым...



Н. А. Богомолов
21.11.20 | 06:04

Пришло печальное известие о том, что вчера умер Николай Алексеевич Богомолов. Ему было почти 70.
Н. А. Богомолов -- издатель коллекционной миниатюрной книги "Кипарисовый ларец" по исходному плану Анненского ("Книга", 1990, 1992).
Н. А. Богомолов -- составитель книги: И. Анненский, М. Кузмин. Поэзия (2000).
К обеим книгам он написал сопроводительные статьи.
Н. А. Богомолов впервые опубликовал в полном объеме статью "О современном лиризме" (2002).
Н. А. Богомолов также автор и участник других анненских изданий и публикаций.



Юбилей Блока
16.11.20 | 07:39

Два гиганта русской поэзии начала 20 в. связаны друг с другом и стихами, и публикациями, и письмами, и лично. Сложилось так, что в написанном об этом проявляется стремление упростить и приукрасить.

"В статье же "О современном лиризме" Анненский показывает себя очень строгим критиком русской поэзии последних лет. Об одном только Блоке он говорит с любовью и увлеченностью, полностью принимая его лирику". А.В. Федоров

Да, поэты и сами старались уважить друг друга (ритуальные письма, дарственные надписи на книгах). Оба прекрасно понимали вес соратника. Но для меня ясна и проблемность темы. И хотя Анненский в статье "О современном лиризме" называет Блока "красой подрастающей поэзии", но добавка "без малейшей иронии" его выдаёт. Не говоря уж про слово "чемпион". Надо вспомнить, как он писал о спорте. Вот даже в той же статье -- "только не спорт, нет". Не зря Блок отреагировал на статью в письме к матери -- "Анненский ... до противности вульгарен".

Однако в словах о стихах негатив пропадал. Оставалась искренность, вдумчивость и понимание величины.

= = = = =

А тем временем в 1909 году, то есть в свои дне-рожденческие дни, Александр Блок пишет строки:
Поздней осенью из гавани
От заметенной снегом земли
В предназначенное плаванье
Идут тяжелые корабли.
. . . . .
И матрос, на борт не принятый,
Идет, шатаясь, сквозь буран.
Все потеряно, все выпито!
Довольно -- больше не могу...
Стихи понравились самому Блоку, и он ещё раз их придумал:
Как из сумрачной гавани
Из родимой земли
В кругосветное плаванье
Отошли корабли, --
Так и вы, мои
Золотые года --
В невозвратное
Отошли навсегда.
И ещё стихи тех дней ("На островах"):
Нет, я не первую ласкаю
И в строгой четкости моей
Уже в покорность не играю
И царств не требую у ней.
Нет, с постоянством геометра
Я числю каждый раз без слов
Мосты, часовню, резкость ветра,
Безлюдность низких островов.
Анненский уже не увидел этих стихов. Ему оставалось несколько дней жизни. Он не узнал Блока 3-го тома. Вот если бы узнал... У поэтов была слишком большая возрастная разница.

А Блок в предсмертных дневниковых записях вспомнил 1909 год: "Смерть отца и И. Анненского".

= = = = =

Внимание останавливается на строчке: "И в строгой четкости моей" ("На островах"). И я подключаюсь к стихотворению Анненского "К портрету А. А. Блока".

Под беломраморным обличьем андрогина
Он стал бы радостью, но чьих-то давних грез.
Стихи его горят — на солнце георгина,
Горят, но холодом невыстраданных слез.

Блок его не знал. Оно напечатано А.В. Фёдоровым только в 1959 г., хотя готовилось к публикации ещё В. Кривичем в 1920-х. О нём не раз написано:

-- "небольшая стихотворная зарисовка": А.Е. Аникин. "Незнакомка" А. Блока и "Баллада" И. Анненского;
-- "маленькое, но очень яркое": Л.А. Колобаева.  Концепция личности в русской литературе рубежа XIX-XX веков;
-- "легендарная надпись": О. Новикова, Вл. Новиков. Андрогин: Женственность и мужественность против бабства и мужланства.

Стихотворение детально разобрано Н. В. Налегач в статье "Поэтика экфрасиса в стихотворениях И. Анненского "К портрету..."". Этот разбор и предыдущие обращения исследователей к стихотворению дают понимание проблемности темы "Анненский и Блок". Однако сам Анненский воспользовался своим стихотворением в статье "О современном лиризме", и Блок это прочитал: "Напечатанные на карт-посталях черты являют нам изящного Андрогина..." Речь идёт об открытках с портретом Блока руки К. Сомова, который самому Блоку, кстати, не нравился (Д. Е. Максимов).

Дальше Анненский поясняет: "Маска Андрогина — но под ней в самой поэзии ярко выраженный мужской тип любви, любви, которая умеет и обманно пленить и, когда надо, когда того хочет женщина, осилить, и весело оплодотворить". Тут надо иметь в виду единственное известное письмо к Блоку, где ИФА отзывается на подаренную ему книгу "Снежная маска". Своё впечатление он попытался сформулировать, и получилось не очень внятно. Но это было в 1907 году. А к концу 1909-го он уже всё обдумал: "Но я особенно люблю Блока вовсе не когда он говорит в стихах о любви. Это даже как-то меньше к нему идет. Я люблю его, когда не искусством — что искусство? — а с диковинным волшебством он ходит около любви..."

Но в стихотворении ИФА вложил свои мысли, на мой взгляд, гораздо лучше. Очень ёмко; каждая строка, каждый образ, почти каждое слово много значат. Можно разобрать (что уже сделано), но лучше несколько раз вдумчиво прочитать. Только надо пояснить, что названный цветок писался тогда и в мужском, и в женском роде (в т. ч. и Анненским). А "холод невыстраданных слёз" -- это и есть разница в возрасте поэтов.

За три дня до рождения Блока Анненский получил диплом кандидата филологии.

Комментарий:

Александр Шунейко
Хм, в языковой плане здесь мрачная картина:
Он стал бы радостью = он не стал радостью
Стихи его горят... = стихи его не горят
Невыстраданные слёзы = ложные, лживые, показные слёзы
Акцентированно негативное восприятие 

= = = ==

(Обдумывал комментарий -- получилась новая запись).

Я не думаю, Александр Альфредович, что у ИФА негативное восприятие.  "Да, но" -- это его поэтическое свойство, об этом написала Л.А. Колобаева. И у него ведь речь не совсем о Блоке, а о его "беломраморном обличье", о маске, радостной -- "но чьих-то давних грёз". Ведь это он о себе, о том, у которого "проклевывались стишки" "в стиле Мурильо".

"Я пережил всё это, господа..."

Стихи Блока горят для Анненского как цветы, а мы знаем, как он любил цветы.

А вот "холод невыстраданных слез" -- да, это существенно. Но откуда Анненскому было знать о мучениях Блока, рождавших его "снежные" стихи?  "Смогу ль понять возможность пережить?". Он опять же говорит о своём мучении, о понимаемом им страдании, с учётом жизненного опыта, с разных жизненных ступеней. А Блок в 25 лет был совсем другим поэтом, чем ИФА в его возрасте. И потому он заканчивает своё письмо Блоку: "Благодарю вас, дорогой поэт".

И ещё о "масках".

Александр Блок прочитал "Тихие песни" и даже счел нужным дать публичный отклик ("Слово", 1906, 6 марта), написанный за полгода до того (письмо Г. И. Чулкову от 19 июля 1905 г.). Это был и "беглый просмотр", и -- "вдруг заинтересовавшись как-то, прочтёшь". Стихи "ужасно понравились", но "в рецензии старался быть как можно суше" к "юной музе". Отмечены прежде всего и "наивное безвкусие некоторых строк и декаденские излишества", и "корявость строк", и "невзрачный эпиграф и сомнительный псевдоним" ("наивный псевдоним") и "безобразная внешность" книги. Блок увидел "тяжкую маску" автора, о котором ничего не знал. Читая эту рецензию, надо снова иметь в виду, что Блоку 25 лет, и его первая книга "Стихи о Прекрасной Даме" вышла позже "Тихих песен", в 1905 году. Анненскому -- за 50. Тем не менее он в тот же день 6 марта посылает Блоку свои трагедии с благодарными надписями.

"Снежную маску", подаренную Блоком при встрече, Анненский "прочитал и еще раз прочитал", по своему обыкновению. Среди "чудных строк" не все "разгадал" и засомневался -- "разгадаю ли". Отметил "непокорную ритмичность", которую слышал в авторском чтении, и которая при чтении книги "ускользает". "Адски трудной" назвал "Влюбленность" и процитировал "Под масками" из цикла "Маски".

При таком чтении он, конечно, не мог не обратить внимание на кое-что. Например, на рифму _повесть-совесть_ в том же "Под масками". Но это совсем другая "повесть-совесть", чем в его стихотворении "В дороге". А ещё на название стихотворения "Здесь и там" -- оно прямо выводит на строки стихотворения "На пороге":

Дыханье дав моим устам,
Она на факел свой дохнула,
И целый мир на Здесь и Там
В тот миг безумья разомкнула...

Однако содержание стихотворений совершенно разное. У ИФА нет никакой "влюбленности" (как и во всей книге), которая является основой и источником "Снежной маски". В строках стихотворения Блока "Здесь и там" самих этих слов нет, а у Анненского они имеют самостоятельное значение, и не только в стихотворении "На пороге", что отмечал еще К. М. Черный. Можно добавить стихотворение "Там".

В книге Блока много ветра, кораблей (ладей), парусов. Они собраны в стихотворении Анненского "Ветер". Это ничего не значит. Но вот тема смерти точно вложена в обе книги.

Книгу "Снежная маска" продолжает сборник "Фаина". В нем есть строки:

Когда в листве сырой и ржавой
Рябины заалеет гроздь, --
Когда палач рукой костлявой
Вобьет в ладонь последний гвоздь...
("Осенняя любовь", 1)

И дальше -- обращение к Христу. Конечно, они вызывают в памяти строки стихотворения "Конец осенней сказки":

Да из черного куста 
Там и сям сочатся грозди
И краснеют... точно гвозди
После снятого Христа. 

Там же у Блока -- ночь, "страшная сказка". У Анненского -- ночь, "сказка черная".

А в цикле "Заклятие огнем и мраком" отмечаю интересную перекличку с анненским "Невозможно":

И у светлого дома, тревожно,
Я остался вдвоем с темнотой.
Невозможное было возможно,
Но возможное -- было мечтой. (3)

Ты только невозможным дразнишь,
Немыслимым томишь  меня... (4)

Оба стихотворения написаны в 1907 году; Анненским в январе, Блоком в октябре. Может быть, эти стихи Анненский видел в "Весах". А его "Невозможно" появилось только в "Кипарисовом ларце".

Все поэты связаны одними и теми же словами. Только у слов бывают разные поэтические маски.

Комментарии:

Александр Шунейко
Михаил Александрович, восторгаюсь осведомленной бережностью (лиричностью) Вашего восприятия
Но далеко не безоблачное творческое взаимодействие выражалось с обеих сторон в различных оценках

Михаил Александрович Выграненко
Да, это так, согласен с Вами. Поэтому и написал вначале о проблемности темы.



Пропущенный юбилей
15.11.20 | 07:33

18 июня -- 150 летие Владимира Ивановича Орлова (1870--1953). Это младший соратник ИФА, начавший педагогическую службу ещё в 8-й СПб гимназии. Затем В. И. Орлов был приглашён своим директором в царскосельскую гимназию. Их связывала сотрудничеством также частная школа Левицкой, где В. И. Орлов был, по-нынешнему, завучем.

В 2015 году материалы, собранные о В. И. Орлове его сыном А. В. Орловым, были переданы Н. Т. Ашимбаевой в Пушкинский Дом (см. видео её выступления в собрании). В них сын сообщил, что В. И. Орлов почему-то в конце войны, будучи уже почтенным старцем, оказался в Дудинке, где и умер через 8 лет, 1 августа 1953 г., в его присутствии. Там и был похоронен.

Наиболее полная информация о В. И. Орлове собрана Музеем Николаевской гимназии.

Комментарий:

Галина Петрова
Эти материалы, как и некоторые другие сейчас готовятся к публикации. Потерпите чуть-чуть и сможете с ними познакомиться.



1 ... 234567891011 ... 30


© М.А. Выграненко, 2013-2021
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS