Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

Анненская хроника


1 ... 45678910111213 ... 30

БорФед
04.10.20 | 05:48

Я не нашёл у этого сообщения кнопки "поделиться", поэтому копирую вручную.
Наталья Туймебаевна Ашимбаева: "Сегодня в 20-30 скончался Борис Федорович Егоров. Сообщила дочь Татьяна Миллер. Поверить невозможно." То есть -- вчера.
Не могу не отразить эту скорбную весть в "Анненской хронике". Сначала хотел расписать, почему, но решил, что это не нужно.
Очень печально.




Обновление 20 сентября
20.09.20 | 10:50

В собрании открыта очередная, но не последняя, часть поэмы "Магдалина" -- "Эпилог". Набирая текст поэмы вручную, думаю: наверно, эту голубую тетрадь с тиснением сохраняла Надежда Валентиновна. ИФА бы её сжёг в одно из своих аутодафе.

= = = = =

Открыта учёно-комитетская рецензия на книгу Б. В. Варнеке "История русского театра. Часть первая" (Казань, 1908). В ней ИФА "продвигает" труд своего сотрудника по Николаевской гимназии, с которым был связан и переписывался не только по службе. Книга, надо сказать, вполне заслуживала того и выдержала испытание временем. Она переиздавалась и в советское время, и теперь; я видел издание 2014 года. Её цифровую копию легко найти в Интернете. Анненский, конечно, предлагал Учёному Комитету Мин-ва Народного Просвещения рекомендовать её для пополнения школьных библиотек.

В связи со стандартными резолюциями УК немного отвлекусь. В одном из томов Собрания сочинений Джека Лондона 1928-29 годов, доставшегося от одной из бабушек, я увидел на титульном листе фразу: "Государственным Ученым Советом допущено в школьные библиотеки". Значит, и в этом направлении после первых кардинальных революционных перемен возвращались к старорежимному опыту: был создан Учёный Совет по образцу УК, который также давал резолюции по комплектованию школьных библиотек. Система образования -- штука консервативная, несмотря на декларации о реформах. Опыт застревает в людях, участниках процесса, и они долго его несут внутри преобразований. Это одна из причин, почему "скучные" рецензии ИФА читать интересно.




К стихотворению "Листы"
19.09.20 | 16:18

"Листы"

На белом небе всё тусклей
Златится горняя лампада,
И в доцветании аллей
Дрожат зигзаги листопада.

Кружатся нежные листы
И не хотят коснуться праха...
О, неужели это ты,
Всё то же наше чувство страха?

Иль над обманом бытия
Творца веленье не звучало,
И нет конца и нет начала
Тебе, тоскующее я?

Омри Ронен к этому стихотворению заметил: "Толчком для написания этих стихов была, кажется, акварель Мельери [Xavier Mellery] "Осень" [1890], изображающая падающие листья в виде женщин" ("_Я_ и _Не-я_ в поэтическом мире Анненского", 2006, по докладу на Анненских Чтениях -- 2005).

Вот эта акварель бельгийского художника (1845--1921). На ней нет листьев. Женщины -- вместо них. Не знаю, почему так решил О. Ронен. Эту связь обозначил только он. Сам текст стихотворения никак на это не указывает. Но интересно то, что серии своих акварелей Меллери назвал "Жизнь вещей" и "Душа вещей". Символ людей-листьев оказался плодотворным. Достаточно вспомнить анимацию Джеральда Скарфа к фильму А. Паркера "Стена" по одноимённому альбому PINK FLOYD.

   

Ещё о картинке и стихах.

Я нашёл другую датировку -- 1893. Более качественных изображений не увидел, поэтому в том, что это акварель, доверюсь О. Ронену. Как уже сказал, в композиции нет листьев; есть верхний остов дерева, есть что-то, похожее на дальний лес, и есть три женщины, по размерам не совместимые с листьями. Их парение скорее можно назвать свободным совместным танцем, хотя при некотором усилии фантазии он сопоставим с падающими листьями. Одежда женщин напоминает к тому же другую композицию Меллери, которая так и называется "Танец" (1888). Выражения лиц отсутствуют. Фон осенний, но он является сквозным и нейтральным для картин Меллери. И есть одна важная деталь: женщины летят, но за ними паутина, сеть, они внутри неё, и одна из них то ли пытается её разорвать, то ли цепляется за неё. Так что их свободное парение относительно и, может быть, не до конца желаемо. Задачу показать это в первую очередь, на мой взгляд, поставил себе художник, хотя нельзя исключать и идею людей-листьев.

В свою очередь у Анненского выявлена и изучена идея листов-листьев. А в стихотворении "Листы" обращает внимание чёткая граница, проходящая ровно посередине, после шестой строки, и после многоточия, любимого знака ИФА. До него -- описание осеннего пейзажа, в котором я особенно выделяю "зигзаги листопада". И если бы стихотворение этим кончилось, оно было бы не очень интересным. Но слово _прах_ предвещает границу, за которой ИФА переходит от наблюдения окружающего к наблюдению своих мыслей о важнейшем. И в результате две половины стихотворения становятся дивно неразрывными.




15 сентября
15.09.20 | 16:14

"Всякий поэт, в большей или меньшей мере, есть учитель и проповедник. Если писателю все равно и он не хочет, чтобы люди чувствовали то же, что он, желали того же, что он, и там же, где он, видели доброе и злое, он не поэт, хотя, может быть, очень искусный сочинитель."
Сегодня -- 130 лет школьной речи "О формах фантастического у Гоголя".
Это ранний творческий голос Анненского, дошедший до нас в виде публикации в журнале его директора "Русская школа". Хотя ИФА уже 35 лет. Несмотря на свою учительскость, речь примечательна несколькими моментами (а её учительскость тоже примечательна).

Это первая из пяти статей, посвящённых Гоголю, т. е. открывает генезис, который мы теперь можем наблюдать. Он изучен. Но совсем ли?
Анненский поставил перед собой "теоретическую цель" и постарался ей следовать, не заботясь о художественности своего слова, но уже искрит своей фирменной иронией ("...в древней Индии хотя Шарко и не было, но Казневы, наверное, были"). Мы видим отношение ИФА к научно-техническому прогрессу (обращают внимание слова "галлюцинации", "рельсы", "анилин", "микроскоп"). Мы видим отношение ИФА к сверхъестественному. Мы видим профессиональный фон ИФА -- античность. Мы видим, что уже в этой назидательной речи ИФА устанавливает взаимоотношение между искусством и действительностью -- одну из ключевых проблем своего творчества: "Искусство сближается с жизнью вовсе не в действительности, а в правде, т. е. в различении добра и зла". Мы даже видим характерную личную неприязнь ИФА к обитателям аквариума. И вот ещё штрих. Интересно, как можно было обратиться к учащимся с такой фразой: "Войдите в больницу к душевнобольным, прислушайтесь к горячечному бреду, послушайте алкоголиков, морфинистов, любителей гашиша." Я бы и сейчас не решился.




К 150-летию Куприна
07.09.20 | 05:13

Анненский прочитал "Яму" Александра Ивановича Куприна. И не только её. Об этом свидетельствует комментарий в одной из последних статей -- "Эстетика "Мертвых душ" и ее наследье" (1909, опубл. в 1911 г.). Как это возможно? Ведь выпуск "Ямы" обозначают 1915 годом. Дело в том, что первая часть повести была опубликована в 1909 г. в сборнике "Земля",  2-я и 3-я -- в 1914 и 1915. То есть ИФА был одним из первых её читателей и тех литераторов, кто откликнулся, наряду, например, с Л. Н. Толстым. Интересно, что в отклике ИФА нет обвинений, как и нет восторгов; есть краткая попытка анализа и даже обнаружения "беса Гоголя".

"Странно бы, кажется, среди наследья гоголевской эстетики искать Куприна. Но бес неумирающего Гоголя щекочет и этого писателя. Тип хотел бы слить у него воедино побольше индивидуальностей и весело царить над ними. Но художник то и дело сбивается с ноги. Мораль ломает ему перегородки, и тип поневоле должен прятаться, жить под чужим именем, а иногда, как в "Яме", даже и вовсе без всякого имени, просто в виде какой-то упорной телесности, невыносимо властной, однако, среди самых разубедительных силлогизмов и живой, несмотря на неврастенического Баркова."



6 сентября
06.09.20 | 15:43

В своё время, когда в собрании открывался перевод "Ипполита", я искал "чёрное солнце" в трагедии и сопр. статье, о котором вспоминала Над. Як-на как о видЕнии Федры, воспринятом Мандельштамом. Не нашёл. Хотя Вяч. Вс. Иванов написал о нём, как об очевидном образе. Но вот я прочитал статью В. Н. Топорова и Т. В. Цивьян "Нервалианский слой у Ахматовой и Мандельштама (Об одном подтексте акмеизма)" и увидел другой источник образа у Мандельштама -- это "черное солнце меланхолии" Ж. де Нерваля. В свою очередь Нерваль прежде всего ориентировался на знаменитую гравюру А. Дюрера "Меланхолия". Но Нерваля открывал акмеистам, и Мандельштаму в том числе, опять же Анненский своей незаконченной статьёй "Что такое поэзия?", опубликованной после его смерти и воспринятой как завещание, что отмечено теми же исследователями. Анненский упоминал о Нервале и в статье "Генрих Гейне и мы", и приводил в пример современным поэтам в статье "О современном лиризме", в чём был удивительно одинок в первом десятилетии ХХ века. Кстати, в начале статьи "Что такое поэзия?" Анненский упоминает роман К. Моклера "Солнце мертвых", что также наверняка не ушло от внимания Мандельштама.

Может быть, в памяти Н. Я. Мандельштам смешались Федра и "чёрное солнце", а "одна из статей Анненского" у неё и есть "Что такое поэзия?". 



Обновление 3 сентября
03.09.20 | 15:53

Замечательный подарок сделала собранию ко дню рождения ИФА Татьяна Николаевна Бурдина (Кострома) -- прислала PDF-копию своей монографии "Философско-эстетические воззрения Иннокентия Анненского" (2005). В её основе кандидатская диссертация по философии, защищённая в 2002 г.

Открываю. Понятно, что автореферат ещё можно найти в библиотеках, а книгу -- затруднительно. Я прочёл её с большим интересом; назову хотя бы такие разделы как "Анненский и христианство", "Анненский о социальной борьбе и роли насилия в истории". Вообще системное выявление связи ИФА с социально-политическими темами -- это необычно и, думаю, далеко не закончено. Особенно привлекательно, что Анненский позиционируется в книге и как поэт, и как мыслитель. В качестве мыслителя Анненский связывается с учением И. Г. Фихте, а также с именами Ф. Шлегеля, Вл. Соловьева. У самого ИФА я видел о Фихте только упоминание в "Черновых заметках о Гоголе, Достоевском, Толстом". При этом надо заметить, что об опоре Анненского на наследие иенских романтиков писала Н. Т. Ашимбаева в предисловии к публикации черновых заметок ИФА (1981).

Один штрих (в современной литературе об Анненском такое редко встречается): "Разбор Анненским концепции «благословенного труда» в творчестве Л.Н. Толстого заставляет думать и спорить с критиком. Думать – и в какой-то мере соглашаться, потому что на первый взгляд доводы его кажутся убедительными; думать и спорить – потому что взгляды его в целом в основе своей не верны."

Вообще мне представляется, что это только один из первых подступов к будущему труду об эстетике Анненского и философии в его творчестве. Может, двух отдельных трудов. Написать их -- дело жизни.



2 сентября
02.09.20 | 15:59

Странную ситуацию описала Татьяна Юрьевна Бровкина, побывав вчера (новость 1-го сентября), уже как обычно, у могилы ИФА на Казанском кладбище.

Комментарий:

Г. Петрова: Да, странно. Дай-то Бог, чтобы все разъяснилось. Если не благополучно - надо действовать. Татьяна Юрьевна - любая необходимая поддержка, пишите, звоните!



1 сентября
01.09.20 | 16:02

К сожалению, торжественного собрания 8 сентября не будет, по сообщению заведующей Музеем Николаевской гимназии Т. Ю. Бровкиной. Не разрешили собираться. Но праздник всегда с нами! С теми, кто давно собрался и организовался, так или иначе. Ведь проникать в мир ИФА -- это и есть праздник. Так что празднуем всё равно.
Даже можно посмотреть на меня (в кои-то веки или вообще), видео-приветствующего всех заинтересованных на сайте Музея.



165
20.08.20 | 06:20

20 августа / 1 сентября — 165 лет со дня рождения Иннокентия Фёдоровича Анненского.

"Как хорошо!.. А ты, жизнь, иди! Я не боюсь тебя, уходящей, и не считаю твоих минут. Да ты и не можешь уйти от меня, потому что ты ведь это я, и никто больше — это-то уж наверно..."





1 ... 45678910111213 ... 30


© М.А. Выграненко, 2013-2021
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS