Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

О юморе Анненского и Лермонтова

1-18 апреля 2021

 
"И был он долго весел и невесёл". В. Болотин1
 
О юморе у Анненского написано давно и серьёзно. Включая иронию2. Его ирония называлась,  например "саморазрушающей"3. О юморе самого Анненского писали гораздо меньше. О нём сложилось устойчивое, но одностороннее представление как о человеке, страдающем "от фатального экзистенциального одиночества", затем — "он был настолько замкнут в жизни, что сам редко впускал в свой мир другого" (цитирую диссертацию А. В. Черкасовой, 20024). Однако так можно сказать о  многих из нас. А у А. И. Червякова я прочитал: "Концептуальность "юмора" обусловила тотальную пронизанность "юмористическим" началом всего наследия Анненского"5. Только я бы, пожалуй, и кавычки убрал.
 
Перечитал статью "Юмор Лермонтова", а потом решил перечитать "Героя нашего времени". И я увидел то, что раньше не замечал, — книга действительно часто _весёлая_, несмотря на тяжесть и трагичность сюжетных событий. Даже если убрать пронизывающую её иронию, в ней много мест, где хочется просто улыбнуться. Анненский глубоко в это проник, повторяя, например, слова про подорожную6. Так ведь и сам Лермонтов в предисловии написал, что "ему просто было весело рисовать современного человека".
 
Да, Михаил Юрьевич был утончённым юмористом:
 
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг —
Такая пустая и глупая шутка...
 
А Анненский в черновике записал: ""Герой нашего времени" — высшее, совершеннейшее произведение Л-ва и одна из самых умных книг в нашей беллетристике"7. Не последовал ли он вслед лермонтовскому веселью, когда писал свою статью "О современном лиризме?" Не буду повторять её начало, много раз пересказанное. Но "весело оплодотворить" по отношению к А. Блоку8, может быть, — следствие лермонтовского "весело рисовать современного человека"? Блок _такое_ веселье увидел "до противности вульгарным"9, и его можно понять — "в жасминовом тирсе было, пожалуй, и немного крапивы"10. А вот Михаил Юрьевич, прочитав это, кажется, посмеялся бы от души. И ведь Анненский предвидел реакцию на характер своего писания: ещё 11 июля он размышлял в письме к С. К. Маковскому11: "Одного я боюсь — ее интимности. Не доросли мы еще до настоящего символизма. <...> Пожалуй, еще с Бурениным меня смешают или с Амфитеатровым... Бр... р... Ну, да еще посудим, конечно. Надо немножко все-таки дерзать. Я думаю, моя мягкость спасет и серьезность..." То есть он сознательно шёл на неприятие, но не спасли ни "мягкость", ни "серьёзность". Думаю, он писал о серьёзности своего юмора.
 
Возвращаясь к "фатальному экзистенциальному одиночеству" Анненского можно заметить следующее. В последней законченной своей статье-рецензии об "Анфисе" Л. Андреева он называет автора пьесы _фаталистом_12. Причём в противовес А. Чехову в эту характеристику он вкладывает некий положительный заряд. Слово _фатализм_ и производные от него вообще не редкость у Анненского, и именно с таким зарядом. В той же статье "О современном лиризме", анализируя поэзию З. Гиппиус, он выделяет её "фатальный дуализм", например. А в ключевой статье "Юмор Лермонтова" Анненский пишет, держа в уме, конечно, последнюю главу романа "Герой нашего времени": "Лермонтов был фаталистом перед бестолковостью жизни...". И о "замкнутости в жизни" (думается, и своей) Анненский сам написал там же: "Слова _любил жизнь_ не обозначают здесь, конечно, что он _любил в жизни колокольный звон или шампанское_"13.
 
Хотя "шампанское" Анненский любил. Достаточно перечитать воспоминания сына, да и другие свидетельства, в том числе стихотворные экспромты Анненского. Он был не прочь повеселиться по случаю и был мастером юмора. Читая "вульгарности" Анненского, будем держать в уме:
 
"Эти вещи-мысли бывают иногда значительны, но _всегда_ и непременно они светлы и воздушны. Вот в чем их обаяние. И невольно поражают нас эти вещи-мысли после столь обычных и неизбежных теперь вещей-страхов, вещей-похотей с их тяжелой телесностью навязчивых, липких, а главное, так часто только претенциозных"14.
 
Но — "вам хочется, чтобы мысль была непременно романтически глубокой. С какой стати?" Дело в том, что Анненский и о себе мог бы сказать (а, может, и говорил): "ему всегда нужен был фильтр для той душевной мути, которую мы теперь так часто оставляем бить высоким фонтаном"15. Юмор "ирониста" Анненского (С. К. Маковский) и был таким фильтром.
 
Именно лермонтовское "Выхожу один я на дорогу..." Анненский, говорят, разбирал за несколько дней до смерти. И ещё. Вот знаменитое "Нет, я не Байрон, я другой..." Во второй строке Лермонтов называет себя "неведомым избранником". Не стало ли слово ключевым для Анненского и его статьи "Мечтатели и избранник"? Уже в черновых записках, где Анненский пытается разъяснить нам "понятие юмора и иронии"16: "Приобретатели — Праздные мечтатели — Франты". В этих записях есть загадочные места, например: "Ирония принадлежит югу, юмор — северу. Символ является из контраста. Уленька". Кто такая Уленька? Но ясно:
 
"Самый смех вовсе не нужен юмору — ему нужен только контраст между мыслью и наблюдаемым. Истинный юмор русский имеет основу в нашей бесчисленности, в резкой противоположности нашей интеллигенции с таинственными и страшными массами, между блестками цивилизации и стихиями"17.
 
"Страшные массы" так и ведут к лермонтовскому "океану":
 
Кто может, океан угрюмый,
Твои изведать тайны? Кто
Толпе мои расскажет думы?
Я — или бог — или никто!
 
Кстати, _никто_...18

1 В.П. Болотин (1955-2005) – поэт, автор песен из Новосибирска. Сайт: http://bolotin.lib.ru/index.htm.  
2 См., например: Ашимбаева Н.Т. Юмор как категория эстетики И. Ф. Анненского // Наталья Ашимбаева. Достоевский. Контекст творчества и времени. СПб., "Серебряный век", 2005. С. 249-255; Колобаева Л.А. Ирония в лирике Иннокентия Анненского // Филологические науки. 1977, 6. С. 21-29.
3 И.И. Подольская в статье "Иннокентий Анненский – критик" писала о "характере эстетизма Анненского, словно пронизанного саморазрушающей иронией",  см.: Анненский И. Книги отражений. М., "Наука", 1979 (Серия «Литературные памятники»). С. 502.
3 Черкасова А.В. Литературная критика И. Ф. Анненского: проблема смыслового и эстетического единства. Дисс. ... кандидата филологических наук: 10.01.01. 2002.
4 Червяков А.И. "Юмор" в поэтической системе И.Ф. Анненского // Проблемы развития русской литературы XIX-XX в.: Тезисы научной конференции молодых ученых и специалистов 18-19 апреля 1990 года. Институт русской литературы АН СССР (Пушкинский Дом), Ленинград, 1990. С. 34.
5 Анненский И. Книги отражений. С. 136, 139.
6 Там же. С. 614.
7 Там же. С. 361.
8 Письма Александра Блока к родным / С предисловием и прим. М.А. Бекетовой. Л.: Academia, 1927. Т. 1. (Памятники литературного быта: Письма). С. 289.
9 Анненский И. О современном лиризме // Анненский И. Книги отражений. М., "Наука", 1979 (Серия «Литературные памятники»). С. 329.
10 Анненский И.Ф. Письма: В 2-х т. / Сост., предисловие, коммент. и указатели А.И. Червякова. Т. II: 1906-1909.
СПб.: Издательский дом "Галина скрипсит"; Издательство им. Н. И. Новикова, 2009. С. 334.
11 Анненский И. Театр Леонида Андреева // Анненский И. Книги отражений. М., "Наука", 1979 (Серия «Литературные памятники»). С. 322.
12 Анненский И. Книги отражений. М., "Наука", 1979 (Серия «Литературные памятники»). С. 136.
13 Там же. С. 139.
14 Там же.
15 Анненский И.Ф. Заметки о Гоголе, Достоевском, Толстом // Наталья Ашимбаева. Достоевский. Контекст творчества и времени. СПб., "Серебряный век", 2005. С. 257.
16 Там же. С. 258.
17 Ник. Т-о -- поэтический псевдоним И.Ф. Анненского до 1906 года.
© М.А. Выграненко, 2013-2021
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS