Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

Петербург Иннокентия Анненского

Материал для экскурсии по программе Всероссийской научной конференции с международным участием «“Иннокентий Анненский (1855–1909): жизнь, творчество, эпоха” (к 160-летию со дня рождения)», организованной ИРЛИ РАН (Пушкинский Дом, Санкт-Петербург) и прошедшей 12-14 октября 2015 года. Подготовлен совместно с Г. В. Петровой.
Август-октябрь 2015, февраль 2016.
 
Последовательность мест и адресов связана с перемещением по городу на автобусе. Следовать биографической хронологии при этом невозможно.
 
Места и сведения исправляются и добавляются после экскурсии. Вставки отмечаются знаками ► ◄.
 

 
Введение
 
У Анненского совсем немного стихотворений с прямой географической привязкой. По одному про Валлен-Коски, про Париж, про киевские пещеры, про Черное море, про северный берег. В отношении Петербурга ни одна из значимых культурно-исторических реалий не выявляется в его лирических текстах непосредственно. Исключением является стихотворение «Петербург», но зато каким! Это в полной мере титульное стихотворение Анненского, соединяющее «петербургскую реальность» и «петербургский миф».
 
И сегодня, проходя или проезжая по исторической части этого города, каждый согласится повторить:
 
Я не знаю, где вы и где мы,
Только знаю, что крепко мы слиты.
 
Наполнимся и мы «отравой бесплодных хотений» и попробуем её, может быть, преодолеть.
 
Редки упоминания Петербурга и в критической прозе Анненского.
 
«Глухие, редкие выстрелы», которые «несутся из-за Невы, оттуда, где «Коль славен наш господь в Сионе» («Достоевский до катастрофы»). 
«...закрытые ставни желтых домишек Петербургской стороны, еще скользких от ночного тумана» («Достоевский до катастрофы»).
Во второй половине XIX в. Петербургской частью, называлась часть Петроградского района, вокруг Петропавловской крепости и далее, вглубь. 
«Рыхлый берег реки Ждановки», «улицы опустевшего Петербурга», «старые петербургские дома», «жаркий петербургский день», «булыжники темного петербургского двора» («Изнанка поэзии. Мечтатели и избранник»). 
«Петербургские «полутемные переходы черных лестниц, <…> мышастость заплеванных серых ступеней, и <…> голубоватость стен, искрещенных непристойностями» («Искусство мысли»)
 
И все же, несмотря на то, что Анненский так мало писал о Петербурге напрямую, вне контекста его петербургской жизни вряд ли можно понимать его творчество. Петербург Анненского – это феномен и биографический, и литературный, и психологический, причем всё это неразрывно связано друг с другом.
 
Петербургская биография Анненского условно может быть представлена двумя этапами: первый охватывает период с 1860 года по 1895 гг.  (с перерывом на службу в Киеве); второй – 1896-1909 гг.  это период «сотрудничества» Анненского с Петербургом, поскольку он проживает в Царском Селе и с Петербургом его связывает только служебная надобность и участие в научных и литературных процессах.
 
При этом можно выделить 5 условных ареалов:
 
1. Васильевский остров
2. Коломна
3. Адмиралтейская часть
4. Литейная часть
5. Московская часть.
 
     
 
За пределами обзора – территории современного Выборгского района, где в годы студенчества Анненский отдыхал на дачах (районы Черной Речки, Озерки и Парголово), а также Литераторские Мостки Волковского кладбища.
 
1. Васильевский остров
 

 
1-1 Квартира И. И. Срезневского. Биржевая линия, д. 8. Лето 1879 
 
И. И. Срезневский — выдающийся филолог-славист и палеограф, академик Императорской Академии Наук, декан историко-филологического факультета университета во время учёбы Анненского. Их отношения выходили за обычные рамки, что выразилось в их переписке, совместном отдыхе и общении с детьми в большой семье И. И. Срезневского и репетиторстве с младшим сыном - Всеволодом (Всеволод Измаилович  Срезневский (1867—1936) — историк литературы, археограф, палеограф, библиограф, член-корреспондент АН СССР).
 
Эта фамилия устанавливает связь Анненского с Валерией Сергеевной Срезневской (урожд. Тюльпановой), подругой детства, юности и всей жизни А. А. Ахматовой, оставившей строки воспоминаний об Анненском и его жене. В. С. Срезневская была женой внука И. И. Срезневского, Вячеслава Вячеславовича Срезневского, который, в свою очередь, в 1898 году сдавал экстерном экзамены в Царскосельской Императорской Николаевской гимназии, директором которой к тому времени являлся И. Ф. Анненский. Наверное, не случайно. Возможно, не случайно и то, что семья сына Анненского, Валентина, обустроилась после военной репатриации сначала в Сестрорецке, где главным врачом курорта  был В. В. Срезневский до своей смерти в 1942 г.
 
1-2 Дом Императорской Академии наук. Университетская наб., 5 (ранее Николаевская наб.)
 
На этот адрес Анненским писались письма Виктору Карловичу Ернштедту, профессору и академику, редактору отдела классической филологии "Журнала Министерства Народного Просвещения" в 1891-1902). С 1898 г.  Анненский - член кружка филологов-классиков под рук. В. К. Ернштедта. Заседания кружка проходили в квартире Ернштедта, а иногда в археологическом музее университета.
 
1-3 Историко-филологический факультет Петербургского Университета. Университетская набережная, дом 9/11. 
 
Учёба 1875-1879, историко-филологический факультет, отделение сравнительного языкознания (под руководством И. И. Срезневского, И. П. Минаева). Осень 1875 – заканчивает поэму “Магдалина”. Занимается репетиторством, в т. ч. и в семье Измаила Ивановича Срезневского, о чём уже сказано.
 
Заканчивает университет с золотой медалью и со званием кандидата. А. оставлен при университете для приготовления к профессорскому званию, но “силою вещей, а отчасти и природными свойствами (склонностью разбрасываться в занятиях) был отвлечен от профессорской карьеры”.
 
Из письма И.И. Срезневскому от 24.08.1879:
«У нас в столице ужаснейшая пальба, и вода выше 7 футов. Галерная Гавань и острова плавают. Берега Невы усеяны народом, опьяневшим от свежего морского ветра и картины бушующей Невы; мосты так искривились, что въезд на них невозможен, местами прорвало водопроводы, и волны гуляют по улицам; вообще Петербург как-то переменил вид» ("Письма". Т.  1, 25).
 
1890 – участник Неофилологического общества в университете.
 
Комплекс современного факультета филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета. Сегодня во дворе — галерея памятников, привлекающих внимание студентов и посетителей и призванных, видимо, настраивать на метафизические размышления. Здесь можно увидеть каменный лабиринт, спираль развития, памятники деятелям культуры, Маленькому Принцу, и даже единорогу, собаке, коту... Жаль только, что в этой галерее не нашлось места блестящим преподавателям и выпускникам факультета (за исключением странной скульптуры А. А. Блока), составившим гордость отечественной высшей гуманитарной школы и культуры в целом. Нет и Анненского.
 
1-4 8-я Санкт-Петербургская гимназия. 9-я линия, д. 8. 1893 – 1896.  
 
Открыта в этом здании в 1882 году.  И. Ф. Анненский был назначен сюда после неудачного директорства в Киеве. Это были, пожалуй, самые успешные годы его службы, завершившиеся триумфальной ученической постановкой трагедии "Рес" в собственном переводе, назначением по личному предложению Министра народного просвещения на должность директора в Царское Село и присвоением чина действительного статского советника.
 
В 1860-1870-х годах две квартиры в этом доме снимала семья Поленовых. Учёный-археолог Д. В. Поленов хранил там большую коллекцию античных древностей и редких книг. Его жена сочиняла и иллюстрировала детские книжки. Старший из детей Василий с 1863 года учился в Академии художеств и на юридическом факультете, впоследствии стал знаменитым художником. Нередко бывали здесь его учитель рисунка П. П. Чистяков и соученик по Академии И. Е. Репин. Дома Василий писал портреты под руководством И. Н. Крамского, который давал уроки и сестре Елене — впоследствии тоже известной художнице. В 1896-1904 гг. воспитанницей соседней женской гимназии (дом № 6) была Лиза Васильева, будущая поэтесса Е. И. Дмитриева, получившая скандальную известность под псевдонимом Черубина де Габриак. В 8-й гимназии учились сыновья П. П. Семёнова-Тян-Шанского Вениамин, также географ,  Валерий  и Измаил. В одном классе с Валерием учились поэт М. А. Кузмин и государственный деятель Г. В. Чичерин. Они закончили гимназию за два года до прихода Анненского директором, семья Кузмина жила недалеко, на той же 9-й линии. В 1913 г. гимназию закончил писатель М. М. Зощенко. В 1961 году здание передали Василеостровскому Дому пионеров. С 1972 — Дом юного техника.
 
Гимназия значится в названиях первого изданного Анненским перевода трагедии Еврипида «Вакханки» и в подготовленном им издании Ксенофонта. Ученик Анненского в 8-й гимназии А. А. Кондратьев, будущий писатель, в своём мемуарном очерке утверждает, что третий этаж с актовым залом был надстроен при Анненском. Оставил воспоминания об учебе ещё один ученик гимназии во времена Анненского Б. Е. Райков. О директорстве ИФА в гимназии писал его сын В. Кривич. Особая тема – это постановка «Реса», освещённая в прессе, письмах и воспоминаниях.
 
1-5 Елизаветинский институт. Васильевский остров, 13-я линия, № 14.
 
О том, что здесь ИФА «начал службу преподавателем русской словесности», наряду с гимназией Бычкова, свидетельствует А. А. Мухин (в некрологе). Возможно, подразумевает это заведение и Б. В. Варнеке в своём некрологе. Женское Елизаветинское училище было основано в 1806 г. как Дом трудолюбия. С 1847 г. - Елизаветинское воспитательно-трудовое училище в честь покровительницы императрицы Елизаветы Алексеевны, с 1892 г. и до 1917 г. - Елизаветинский дворянский институт.
 
1-6 Высшие женские Бестужевские курсы. 10-я линия, д. 31 – 35.
 
Лекции по истории русского языка, осень 1889 – весна 1890, по свидетельствам Б. В. Варнеке, П. П. Митрофанова (1879 ?)
Сегодня здесь размещается географический факультет СПбГУ. Почти напротив, на 11-й линии, занимал квартиру Сергей Константинович Булич с семьёй, близкий друг молодых лет Анненского, профессор университета. Он не только читал лекции на курсах, но и был одним из их организаторов, одно время – директором. Он написал романс на стихотворение Анненского "Nocturno", которое имеет посвящение: "Другу моему С. К. Буличу". 
 
1-7 Квартира Н.П. Бегичевой в 1906 г. Угол 6-ой линии и Среднего пр., д. 28, кв. 21.
 
Здесь жила Нина Петровна Бегичева, камерная певица, высокое меццо-сопрано. О «нежном чувстве» между нею и И. Ф. Анненским, зародившемуся к 1905 г., хотя знали они друг о друге и раньше, пишет в своей мемуарной записке её дочь, О. С. Бегичева.
 
«Ин. Анненский прекрасно декламировал, и других, и себя. Тот, кто видел его в эти минуты, навсегда запомнил его высокий лоб, его необыкновенно лучистые синие глаза и особенный тембр голоса. Иннок<ентий> Фед<орович> был страшно чуток к тому, как его слушают. Если в комнате находился человек, до кот<орого> не «доходили» слова Ин<нокентия> Фед<оровича>, то он сразу потухал, комкал и быстро бросал чтение. Помню такой случай. Анненский должен был читать свою трагедию «Фамира» в квартире Н. П. Бегичевой на Васил<ьевском> Остр<ове,> уг<ол> 6-ой Л<инии> и Средн<его> Просп<екта,> <…> Надо отметить, что Ин<ннокентий> Анн<енский> любил, чтобы ему «кадили»<,> и в особенности любил восторги из женских уст. <…> 
У Ин<нокентия> Фед<оровича> был болезненный страх перед мышами. При виде мыши он бледнел, дрожал и немел. У детей Бегичевой были две ручные белые мыши, и, конечно, в этот день они были старательно запрятаны. Началось чтение. Иннок<ентий> Фед<орович> был в ударе. Звучные строфы сменяли одна другую, слушатели сидели, затаив дыхание, как вдруг на лице чтеца появился ужас, глаза вытаращились: «что это?!» — дрожащим голосом воскликнул он и показал на двух маленьких мышек, кот<орые> явились, как ни в чем не бывало, и нарушили все настроение. «Фамира Кифаред» не прозвучал так, как все ждали.»
 
А вот ещё из письма 19.11.1906:
 
«Я могу быть у Вас завтра, дорогая, только утром перед Уч. Комитетом, в 12-м часу. Вчера я был в Ваших местах и в полчетвёртого зашёл к Вам – неудачно.»
 
Письма Анненского к Н. П. Бегичевой – это отдельный раздел его "стихотворений в  прозе".
 
1-8 Ларинская гимназия (она же 4-я казённая). 6-я линия, д. 15. 
 
С февраля 1906 г. – квартира дружественной семьи Аркадия Андреевича и Екатерины Максимовой Мухиных. А. А. Мухин, младший сослуживец ИФА по гимназии в Царском Селе, автор некролога. Именно он прочитал на заседании Общества классической филологии и педагогики (Филологического общества) 15 декабря 1909 г. доклад Анненского “Таврическая жрица у Еврипида, Руччелаи и Гете”, который был запланирован на 30 ноября, в день смерти автора.
 
Из письма Е.М. Мухиной 16 апреля 1906: «Постараюсь заехать как-нибудь на неделе, когда буду на Вас<ильевском> остр<ове>».
 
В ноябре того же года ИФА пишет Е.М. Мухиной о днях «когда бы мои глаза могли светиться в Вашем доме радостью видеть Ваши».
 
В настоящее время в здании располагается филологический факультет университета.
 
1-9 Покровская гимназия. Большой проспект, № 85 (в некоторых источниках № 77). 
 
За 27-й линией начинается обширная территория Покровской больницы - № 85. Училище для подготовки фельдшериц в составе больницы с 1878 года преобразовали в женскую гимназию. Анненский в 1895-1901 гг. руководил ее педагогическим советом, разрабатывал для неё учебные планы и даже вёл занятия. В письме Н. П. Бегичевой 1906 г. он называет её наша «единственная казенная, т. е. дешевая гимназия».
 
2. Коломна
 

 
2-1 Пятая квартира родителей после возвращения из Сибири. Ул. Декабристов (б. ул. Офицерская), 57, кв. 23. 
 
В 1876–1879 гг. семья занимала квартиру № 23 на втором этаже со входом со двора. Адрес широко известен тем, что в нём находится Музей-квартира А. А. Блока. Здесь, "в доме сером и высоком у морских ворот Невы" (А. Ахматова), он поселился в 1912 г. в кв. 21 на 4-м этаже с окнами и балконом на Пряжку. А в феврале 1920 года А. А. Блок с женой переехали в «анненскую» квартиру № 23, где с 1918 г. уже жила его мать. В этой кв. Блок умер. Окна квартиры тоже выходят на Пряжку.
 
Можно добавить, что Офицерскую улицу считал родиной истарший брат И. Ф. Анненского Н. Ф. Анненский, по воспоминаниям В. Г. Короленко.
 
2-2 Офис Учёного Комитета Министерства народного просвещения. Ул. Декабристов (б. Офицерская), 39.
 
С 21 декабря 1898 г. Анненский – член УК МНП, заседания проходили по понедельникам. Был на его заседании и в последний день жизни. По все видимости, дом не сохранился. На этом месте более поздняя застройка.
 
2-3 Вторая квартира родителей после возвращения из Сибири. Проспект Римского-Корсакова (б. Екатерингофский), № 47 (ранее 35).
 
С начала 70-х гг. до 1874 г., где И. Анненский готовился сдавать экзамены за гимназический курс экстерном. Первая попытка оказалась неудачной,  и Анненский переехал в квартиру старшего брата, который оказал ему помощь в подготовке.
 
2-4 Гимназия Человеколюбивого общества. Набережная Крюкова канала, 15.
 
Открыта в 1872 г. Здесь юный Иннокентий Анненский держал экзамены на "испытание зрелости", подготовившись в домашних условиях, и получил аттестат об окончании гимназического курса в 1875 г. Это была уже вторая попытка, первая не удалась. Ныне здесь размещается школа  № 232.
В 1906 г. руководство гимназией принял Константин Алексеевич Иванов, будущий последний директор Николаевской гимназии в Царском Селе, с 1914 г. по 1917 г. Они были знакомы с Анненским. К. А. Иванов поблагодарил письмом за подарок "Тихих песен" в 1907 г. Он и покоится надалеко от Анненского на Казанском кладбище.
 
3. Адмиралтейская часть
 

 
3-1 Частная гимназия В. И. Беренса. Вознесенский проспект, 53.
 
Учёба в 1869–1872 гг. Ни о гимназии сведений нет, ни о её директоре сведений нет.
 
3-2 Квартира Н. Ф. Анненского. Исаакиевская площадь, 9 / ул. Почтамтская, № 2, кв. 12 («дом П. В. Мятлева»).
 
Проживание с осени 1875 до лета 1876 г. Под руководством старшего брата И. Анненский выдержал экзамены на "испытание зрелости" и  поступил в университет.
 
3-3 Четвёртая квартира родителей после возвращения из Сибири. Набережная Фонтанки, 105 (ранее 107), кв. 56.
 
Проживание в 1874-1875 гг. Из прошения подростка Иннокентия Анненского 17 апреля 1875 года на имя попечителя 
Санкт-Петербургского учебного округа для разрешения сдавать экзамены на получение «свидетельства зрелости»:
 
«Родители мои: действительный статский советник Федор Николаевич и Наталия Петровна Анненские жительствуют: по Фонтанке, в доме Бруни, № 107, кв. № 56. Жительство имею в квартире моих родителей».
 
3-4 Обуховская больница. Набережная Фонтанки, 105.
 
В. Кривич:
 
"Тусклая, пустая, холодная, проходная комната, — кажется, приёмного покоя, — Обуховской больницы, и у одной из стен, на садовой скамейке нагое, — под короткой, оставляющей не покрытыми ноги, простынёй, — тело отца."
 
Сегодня здание занимает Российская Военно-медицинская академия.
 
3- 5 Санкт-Петербургское Литературное общество. Набережная Фонтанки, 83.
 
Здесь по пятницам проводились собрания Литературного общества, председателем которого был Н. Ф. Анненский. Одному из них, 12 февраля 1908 г., практически полностью посвящено письмо И. Ф. Анненского к Т. А. Богданович от 6 февраля 1909 г., в котором автор в сердцах написал свою знаменитую теперь фразу:
 
"Искать бога  Фонтанка 83. Срывать аплодисменты на Боге... на совести. Искать Бога по пятницам... Какой цинизм!"
 
А начинает Анненский письмо словами: «Благодарю тебя за присылку мне билета и за желание видеть меня Фонтанка, 83». Скорее всего, это была реакция на собрание 12 декабря 1908 г., в котором А. А. Блок выступил с рефератом «Обожествление народа в литературе» («Народ и интеллигенция»). Анненский был подробно о нём проинформирован или, возможно, лично присутствовал, по предположению А. И. Червякова. Эта реакция была связана не только с А. А. Блоком, но и с Д. С. Мережковским, выступавшим на собрании, и к которому Анненский относился неприязненно. Из воспоминаний Т. А. Богданович: «В Литературном обществе, где все его знали и ценили, хотя и по-разному относились к нему, он выступал только один раз. Споры он считал совершенно бесплодным занятием».
 
31 октября  1909 г. Анненский при содействии Н. Ф. Анненского был избран в общество и дал согласие прочесть доклад «Об эстетическом критерии» (что известно из переписки с братом). 21 ноября секретарь общества телеграфировал: «Покорнейшая просьба прочитать Ваш доклад в Литературном Обществе в ближайшую пятницу». Ответ Анненский отправил брату, в котором, сославшись на занятость (готовил в «Аполлон» третью часть статьи «О современном лиризме»), отложил чтение до  11 декабря 1909 г. Но в эту пятницу, 27 ноября, Анненский прибыл в Общество. Читался доклад А. Редько об "Анатэме" Л. Андреева. Л. М. Камышников: «…председательствовал часть вечера при чтении реферата очередным докладчиком.  Но к полуночи ослабел, сошел с председательского места и скоро уехал».
 
В следующую пятницу 4 декабря была составлена и отправлена жене Анненского телеграмма с соболезнованиями от имени Общества за подписью председателя С. А. Венгерова.
 
Наб. Фонтанки, 86.
 
Типография «Труд», где напечатана первая «Книга отражений», 1906. Здание не сохранилось, участок застроен в 1910 г.
 
3-6 Петровское коммерческое училище. Набережная Фонтанки, 62.
 
30-го декабря 1908 г. женский кружок помощи пострадавшим воинам организует литературно-музыкальный вечер с танцами, пением Н. П. Бегичевой. Сегодня — школа № 206.
 
3-7 Высшие женские историко-литературные и юридические курсы Н. П. Раева. Гороховая, 20.
 
Здесь с августа 1908 г. и до последних дней жизни читал курс по греческой драме в звании профессора. О позднем вечере 30 ноября 1909 г. В. Кривич записал:
 
«У траурного вагона, немного в стороне от других провожавших, собралась многочисленная группа молодых женщин в газах и шалях на головах, в белых и цветных нарядных платьях, пестревших из-под верхних одежд. Это были «Раички», слушательницы отца, узнавшие об его кончине на курсовой вечеринке и приехавшие оттуда проводить тело своего профессора.»
«Утром и днём — лекция на Высших Женских Курсах Раева …отец обещал своим слушательницам-курсисткам побывать перед отъездом в б. Царское, на их вечеринке.»
 
В этом же здании с 1871 г. (сразу после его постройки) и до 1917 г. располагалась Александровская гимназия, о которой Анненский писал в письме И. И. Срезневскому от 24.08.1879: 
 
"Совершенно неожиданно для меня начинаются с завтрашнего утра мои уроки в Александровской Гимназии, сегодня утром экзаменовал у Бычкова, и вообще вступаю с разных сторон в сан учителя." 
 
Но состоялись ли эти занятия И. Ф. Анненского, неизвестно.
 
3-8 Здание Министерства народного просвещения. Площадь Ломоносова (б. Чернышёва площадь), 2 / ул. Зодчего Росси, 5. 
 
Это знаменитое здание архитектора К. И. Росси. 14 мая 1901 года Анненский был на приеме у Министра Народного просвещения П. С. Ванновского. 
 
Февраль 1902, из письма И. А. Шляпкину: «...вызван завтра в министерство» ("Письма". Т.  1. С. 291).
 
В настоящее время здесь находится Комитет по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга.
 
Площадь Ломоносова, 1 /  Торговый пер., 2.
 
Здесь находилась 6-я мужская гимназия или Гимназия им. Наследника цесаревича Алексея Николаевича (название с 6 апреля 1912 г.). Судя по старым открыткам, гимназия располагалась в том же здании, что и министерство. В 6-ой гимназии по пятницам Анненский вел прием в качестве инспектора учебного округа от 3 до 5 часов после полудня. «Сегодня я видел Нину (она была у меня на приёме) - не хочет знать ни о какой заразе и зовёт к себе…» ("Письма". Т. 2. Прим 1 к письму А. В. Бородиной от 12.01.1907). В 6-й гимназии учились пасынки Анненского.
 
Уже после смерти Анненского, в 1914-16 гг., для неё построено было отдельное здание во дворе, Торговый пер., 2А. Сегодня в нём располагается школа № 550 с углубленным изучением иностранных языков и информационных технологий.
 
 
3-9 Александринский театр.
 
Вдоль улицы Зодчего Росси от пл. Ломоносова открывается перспектива на Александринский театр, многократно воспроизведённая на открытках и фото. В 1909 г. в нём была поставлена «Ифигения-жертва», трагедия Еврипида в переводе Анненского. Это была уже вторая постановка пьесы. Впрочем, Анненский ни на спектакле, ни на репетициях не присутствовал.
 
Набережная Фонтанки, 36.
 
В зале бывшего Екатерининского института, здание которого занимают сейчас подразделения Российской национальной библиотеки (б. Публичной), в июле 1919 г. стараниями С. О. Цыбульского состоялось второе представление  (из двух) еврипидовской трагедии «Ифигения-жертва» в переводе Анненского. 
 
3-10 Российская национальная библиотека (Публичная библиотека). Площадь Островского, 1/3. 
 
Присутствие и работа в библиотеке нашли свое отражение в стихотворении Анненского «Идеал».
 
3-11 Издательство «Просвещение». Невский проспект, 50.
 
Это издательство выпустило осенью 1906 года 1-й том «Театра Еврипида».
 
3-12 Редакция журнала «Гермес». Невский проспект, 32, кв. 59.
 
Квартира С. О. Цыбульского, редактора журнала. В журнале были опубликованы важнейшие работы Анненского, особенно статья «Античный миф в современной французской поэзии». Анненский был близок к редакции в 1908–1909 гг. Этот журнал был инициирован Обществом классической филологии и педагогики, членом которого Анненский был с 1898 г. и в котором неоднократно выступал с докладами в последние годы жизни.
 
3-13 Редакция журнала «Аполлон». Набережная Мойки, 24.
 
Здесь Анненский бывал с августа 1909 г. как член редакции. Здесь же находился ресторан «Донон», в котором прошёл обед в честь открытия «Аполлона», на котором Анненский выступил с приветственной речью.
 
3-14 Буфет магазина "У Смурова на Невском".  Дом на углу ул. Большая Морская и Гороховая, 25/11.
 
С. К. Маковский, редактор "Аполлона":
 
"Запомнился мне разговор на религиозную тему, происходивший в 1909 году втроем с Вячеславом Ивановым и Иннокентием Анненским (неверующим, религиозной мистики не признающим). Помню обстановку нашей встречи — у Смурова на Невском, куда мы зашли после того, как подали прошение градоначальнику об учреждении Общества ревнителей. На мой вопрос: «Вячеслав Иванович, скажите прямо: вы верите в божественность Христа?» — подумав, он ответил: «Конечно, но в пределах солнечной системы»."
 
Публикатор воспоминаний С. К. Маковского, что это был именно буфет по такому адресу. Не совсем понятно, почему. Этот перекрёсток расположен далековато от Городской управы, которая располагалась по адресу: Невский проспект, 33 (Гордская управа создана в 1870 г. одновременно с Городской думой в качестве ее исполнительного органа). Троица могла зайти и в сам магазин купца Смурова, располагавшийся на Невском (при нём вполне мог быть и буфет).
 
Речь идёт о магазине купца Смурова, очень популярном у столичной публики. Именно из него на "башню" Вяч. И. Иванова завсегдатаи  приносили ликеры, в т. ч. кюрасо. Последний в начале XX столетия был в особенной моде как из-за своего «экзотизма» (сказывалось карибское происхождение), так и в силу относительной новизны напитка — начало его массового производства приходилось на 1880—1890-е годы. Куросао (именно в таком написании) упоминали в своих дневниках М. А. Кузмин, К. А. Сомов и другие.

 

4. Литейная часть
 

 
4-1 Общепедагогический отдел учебно-воспитательного комитета Педагогического Музея военно-учебных заведений. Улица Пестеля (б. Пантелеймоновская, в Соляном городке), 2.
 
А. И. Червяков:
 
«С середины 1880 гг. до конца 1890 г. Педагогический музей военно-учебных заведений был одним из главных полей приложения сил Анненского. <…> В различных изданиях Педагогического музея было опубликовано свыше десятка работ Анненского, две из которых были выпущены в свет в виде отдельного издания.»

 

 
В Соляном городке (Соляной пер., 8), между ул. Чайковского и Пестеля, в 1887 г. Ю. Озаровским организуется кружок любителей художественного чтения, в котором ставится задача соединения слова с интонацией подобно соединению поэзии с музыкой. Здесь в 1900 г. впервые была поставлена еврипидовская «Ифигения-жертва» в переводе Анненского.
В 1902 г. Анненский читал в кружке свой доклад «Античная трагедия». Дом не сохранился.
 
4-3 Квартира С. Ф. Платонова. Фурштадская ул., д. 19.
 
В период с 1887 по 1890 г. в доме проживал выдающийся русский историк Сергей Федорович Платонов. Сначала, он занимал квартиру № 21, а в 1888 г. переехал в квартиру за № 36. В 1888 г. он защитил магистерскую диссертацию и получил должность приват-доцента Петербургского университета. В 1887-1890 гг. в квартире Платонова часто гостили его друзья по «Кружку русских историков». Членом кружка, хотя и не самым активным, с 1889 г. был Анненский. Собрания кружка проводились по четвергам. 
 
4-4 Квартира А. Н. Ткачева в 1909 г. Фурштадская, д. 35. 
 
Андрей Никитич Ткачёв — двоюродный брат И. Ф. Анненского. Здесь он пережил инсульт.
 
4-5 «Башня» Вячеслава Иванова. Ул. Таврическая, 35 (ранее 25).
 
Здесь в угловом пространстве последнего этажа находилась квартира Вячеслава Ивановича Иванова  один из самых известных культурных салонов Петербурга начала XX века. С осени 1909 г. здесь, по средам, собиралось "Общество ревнителей художественного слова", в дальнейшем "Академия стиха" или "Поэтическая академия". Среди организаторов общества был И. Ф. Анненский. Он написал два шутливых «мифотворения»  под общим названием "Мифотворцу  на башню".
 
Где розовела полоса,
Там знойный день в асфальте пытан.
Бегут на башню голоса...
А сверху шепот: "Тише - спит Он".
 
24 мая Иванов послал Анненскому телеграмму: "Можете ли одолжить Рейша Дионис<?>" с указанием адреса "башни". И получил ответную на тот же адрес от Анненского.
 
Анненский и Иванов обменялись поэтическими посланиями: Анненский  «Другому», Иванов  «Ultimum vale». Кроме того, они внимательно исследовали творчество друг друга («О современном лиризме», «О поэзии Иннокентия Анненского»).
 
В 1906 г. этажом ниже поселился с молодой женой М. А. Волошин. В 1910-1912 гг. здесь снимал квартиру М. А. Кузмин.
 
4-6 Павловский женский институт ведомства Императрицы Марии. Ул. Восстания, д. 8.
 
Частное учебное заведение, основанное ещё в 1798 г. императором Павлом I и получившее свое название в 1829 г. Здесь Анненский преподавал русский язык в 1879-1880 учебном году. Институт располагался недалеко от гимназии Бычкова/Гуревича и от квартир, в которых он жил с семьёй. Поэтому ему такое "совместительство" было удобно. Нынче это гимназия № 209, а в бывшем преподавательском корпусе размещается Международная школа Российского педагогического университета им. А. И. Герцена.
 
В. Кривич:
 
«Не могу не рассказать к слову  такое трогательное напоминание получил я о Павловском Институте через некоторое время после смерти отца. По служебному моему адресу было доставлено мне письмо от двух бывших "павлушек". Узнав о моём существовании, они слали мне своё сочувствие и с такой исключительной теплотой вспоминали о человеке, который больше чем 20 лет тому назад был их случайным учителем и которого с тех пор они ни разу не видели.
Добавлю, что полученный отцом от Павловского Института жетон он до конца дней своих носил на часовой цепочке».
 
О преподавании Анненского в Павловском институте упоминал и П. П. Митрофанов.
 
В июне 1919 г. в зале Павловского института стараниями С. О. Цыбульского была представлена «Ифигения-жертва» в переводе Анненского.
 
4-7 Первая квартира родителей после возвращения из Сибири. Ул. Восстания, д. 40, кв. 3 (б. ул. Знаменская).
 
Здесь пятилетний Иннокентий начал свою жизнь в Петербурге с 1860 по 1868? гг. Дом не раз перестраивался, менял владельцев, горел. В 1863 году в этом доме проживал с семьёй контр-адмирал Г. И. Невельской (1813—1876), знаменитый мореплаватель, гидрограф, ученый. В 1899-1906 гг. Квартиру № 33 занимала семья генерала К. В. Комарова(1832—1912), впоследствии коменданта Петропавловской крепости. Его племянницей была О. Д. Форш, урожденная Комарова. В разное время в доме проживали семьи высоких военных чинов.
 
Более 20 лет в квартире № 24 жил с семьей в этом доме видный русский юрист, профессор Николай Степанович Таганцев (1843—1923) — сенатор, крупный специалист по уголовному праву. Но известна эта фамилия больше по делу о «Петроградской боевой организации» 1921 г., «Таганцевскому делу», по которому уничтожен его тёзка, Н. С. Гумилёв, ученик Анненского в царскосельской гимназии.
 
4-8. Гимназия Ф. Ф. Бычкова / Я. Г. Гуревича. Лиговский проспект, 1/Озерной пер., 14/ул. Некрасова 43.
 
1879-1891 — частная гимназия Ф. Ф. Бычкова, с 1883 – частная гимназия и реальное училище Я. Г. Гуревича. В этом заведении Анненский прослужил 10 лет преподавателем древних языков.
 
В. Кривич:
 
«В тот же год <1879 г.> началась педагогическая деятельность отца в гимназии Гуревича (вначале — Бычкова), которая совместилась затем с занятиями в Павловском институте...»
 
В 1893-1896 гг. в реальном училище Я. Г. Гуревича учился С. К. Маковский и закончил его. Для поступления в университет ему пришлось сдавать экзамены по латинскому и греческому языкам, что он сделал в 8-й гимназии. Наверное, это было, когда Анненский уже принимал Николаевскую гимназию в Царском Селе.
 
4-9 Первая семейная квартира И. Ф. и Над. В. Анненских. Угол ул. Маяковского (б. Надеждинской) и Ковенского пер., кв. 20.
 
Раньше этот дом имел номер 9 по Надеждинской, теперь 11. Коррективы внесла перенумерация конца 1880-х гг. Во время войны дом был разрушен и в 1951 г. восстановлен в упрощенном виде. А в довоенном здании жил в 1925-41 гг. поэт Д. И. Хармс, о чем свидетельствует с 2005 г. памятная доска с барельефом. Ещё раньше семьи Анненских в прежнем доме в 1873-1877 была квартира известного деятеля В. В. Стасова (18241906). В1899 г. в квартире В. А. Поссе (18641940), редактора журнала легальных марксистов «Жизнь», останавливался впервые приехавший в Петербург из Нижнего Новгорода А. М. Горький.
 
4-10 Вторая квартира Анненских.  Ул. Надеждинская, д. 27, кв. 21.
 
Дом находился между Малой Итальянской и Ковенским переулком и разрушен во время войны, а последующая застройка не позволяет точно определить его положение. Сегодня на этом месте расположено здание школы № 171. 
 
В 1890 г. – открытка И. А. Шляпкину отправлена с адреса: ул. Малая Итальянская, д. 27. Можно добавить, что совсем недалеко от этих адресов, в д. № 3 по ул. Маяковского, долгое время жил и умер корреспондент Анненского, весьма им почитаемый юрист А. Ф. Кони (памятная доска на фасаде).
 
4-11 Вторая прогимназия. 2-я Советская (б. Рождественская) ул., 12.
 
Здесь Анненский учился в 1868 г. (основана в 1867). Здание не сохранилось, весь квартал застроен домами конца 19 – нач. 20 в.
 
4-12 Квартира С. К. Маковского. Пер. Ульяны Громовой (б. Гусев), 6.
 
Здесь Анненский во время подготовки 1-го номера «Аполлона» в 1909 году, и почти ежедневно – во время болезни Маковского в сентябре.
 
4-13 Смольный институт благородных девиц. Смольный проезд, 1.
 
Располагается за «Башней» Вяч. Иванова, ближе к Неве.
 
Из письма Н. П. Бегичевой от 22.07 1907:
 
«...вот представьте себе, например, что я должен был делать сегодня. Engrandetenue в раззолоченной толпе мундиров 2 ½ часа слушать в Смольном Митрополита – и это называется каникулярным отдыхом. И для этого надо прерывать нити дум, которые может быть, потом не удастся и связать» (22 июля – тезоименитство Вдовствующей государыни императрицы Марии Федоровны).
 

 

5. Московская часть

 
Проезжая (или проходя) по Лиговскому проспекту в заданном направлении мимо Московского вокзала слева, можно остановиться в районе остановки транспорта. Здесь было здание с адресом Лиговский проспект, 26. Оно было построено в 1853 г. и снесено в 1998 г. В этом здании находилась домовая Церковь св. Никанора Апостола при Доме Призрения малолетних бедных Императорского Человеколюбивого ОбществаВ ней 23 сентября 1879 года венчались И. Ф. Анненский и Н. В. Хмара-Барщевская. Свидетельствовали со стороны жениха: А. Н. Ткачёв (двоюродный брат) и Н. Ф. Анненский (брат). Свидетельствовали со стороны невесты: профессор университета доктор филологии И. П. Минаев и студент университета А. П. Вигилянский (друг И. Ф. Анненского в молодости). ◄
 
5-1 Шестая квартира родителей Анненского. Поварской пер., 6, кв. 6.
 
Здесь 27 марта 1880 г. скончался отец – Фёдор Николаевич Анненский.
 
5-2 Квартира О. П. Васильевой. Владимирский, 19. 
По свидетельству В. Кривича, 30 ноября был у Ольги Пантелеевны (Александровны?) Васильевой, вдовы учителя 6-ой гимназии Петра Григорьевича Васильева (автора небезызвестной повести «Сиротка»). Таким образом, она – последний близкий Анненскому человек, который видел его живым.
 
В. Кривич:
«В промежутке он должен был обедать у одной дамы, близкого друга нашей семьи, жившей неподалеку от вокзала. Уже там, у О. А. Васильевой, он почувствовал себя нехорошо и настолько нехорошо, что даже просил разрешения прилечь. От доктора, однако ж, отец категорически отказался, принял каких-то домашних безразличных капель и, полежав немного, уехал, сказав, что чувствует себя благополучно. А через несколько минут упал мёртвым на подъезде вокзала в запахнутой шубе и с зажатым в руке красным портфельчиком с рукописью доклада о Таврической жрице. Почему приехал он на вокзал, — потому ли, что, чувствуя себя плохо, решил скорее ехать домой, или, может быть, просто с целью привести себя в порядок (в доме, где он обедал, мужчин не было) — осталось не выясненным: о возможности немедленного возвращения в б. Царское он не сказал, а извозчика, привезшего его на вокзал, мне отыскать не удалось.»
5-3 Квартира барона Н. В. Дризена. Большая Московская улица, 8.
 
Здесь происходили литературные среды у барона Н. В. Дризена.
 
5-4 Духовная семинария Римско-католической архиепархии.  Ул. 1-ая Красноармейская (б. ул. Первой роты Измайловского полка), № 11.
 
В 1907 году – регулярное посещение и прием экзаменов у воспитанников семинарии. Из письма Н. П. Бегичевой от 1.09.1907: «В понедельник мне назначили экзамен в Римско-Католической Семинарии, который продлится весь день – желания мои очевидно были подслушаны враждебной силой». Римско-католическая семинария размещалась в этом здании в 1902-1918 гг. В 1995  г. здание было возвращено церкви, и сюда переехала из Москвы Высшая католическая семинария «Мария – Царица Апостолов» – единственная католическая семинария в России.
 
5-5 Канцелярия Санкт-Петербургского учебного округа. Загородный пр., 49.
 
Это известное историческое здание Технологического института. Совещания в канцелярии Попечителя Санкт-Петербургского учебного округа проходили по вторникам. С 5 января 1906 г. и до последних дней своей жизни Анненский исполнял должность инспектора Санкт-Петербургского учебного округа. Кроме того, он был секретарем Попечительного совета округа и обязан был присутствовать на заседаниях.
 
Витебский (б. Царскосельский) вокзал. Загородный проспект, 52.
 
В. Кривич:
«Отец скончался около ½ 8-го вечера.»
«Весть о трагической смерти И. Ф. Анненского разнеслась быстро, и многие из друзей и родственников наших уже в тот же вечер приехали к телу отца. А с последним поездом, сломив все препятствия и формальности, связанные с разрешением на вывоз тела без вскрытия, прицепкой траурного вагона и т. п., — мы везли тело отца домой, в Царское.»
 
 
© М.А. Выграненко, 2013-2018
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS