Мир Иннокентия Анненскогоплюс


Рейтинг@Mail.ru


Открытое цифровое собрание
"Мир Иннокентия Анненского"


 

Сюжет "Алькесты" Еврипида в искусстве

март 2016

Алькеста, Алкестида, Альцеста: Страница Википедии

С ю ж е т  в  и з о б р а ж е н и я х

Использована подборка на сайте учителя Подольской средней школы № 8, преподавателя математики, информатики и мировой художественной культуры, Любови Ивановны Романовой. Сайт старый, "народный", пользоваться им затруднительно из-за губительной рекламы нынешнего владельца хостинга. Но учительница сделала доброе дело, хоть и не без ошибок, спасибо. Источник

Большинство изображений не являются общеизвестными, даже для знаменитых авторов. Поэтому буду рад поправкам и исправлениям. Кроме того, я не решился разместить картину  Поля Сезанна "Похищение" (1867). Её часто в Интернете можно встретить с названием "Геракл выносит Алкестиду из Аида". Неясно, почему. 


 Шарль Антуан Куапель
"Геракл возвращает Алкесту"


 Иоганн Генрих Тишбейн
"Смерть Алкестиды" 1780


Иоганн Генрих Тишбейн Старший
«Геракл выносит Алкесту из царства мертвых и возвращает ее Адмету». 1780
Источник

Пьетро Бенвенути
"Геракл возвращает Алкесту" 

Ангелика Кауфман
"Смерть Алкесты"
1790
 
Жак-Луи Давид
"Смерть Алкесты"
1785. Лувр, Париж

Жак-Луи Давид
"Геракл возвращает Алкесту мужу"

 Жан-Франсуа-Пьер Пейрон
"Смерть Алкестиды" 
1794
    
 
Генрих Фридрих Фюгер
"Алкестида готовится к смерти"
1804


 Эжен Делакруа
"Геракл выносит Алкестиду из Аида"

Фредерик Лейтон
"Борьба Геркулеса и Танатоса за освобождение Альцесты из царства мертвых".
1869-1871. Уодсворт атенеум, Хартфорд

Источник
 
Альберт Эдельфельт
"Алкеста на берегу Стикса"
 

Микеланджело Маэстри
(ум. в 1812)
"Адмет и Альцеста слушают оракула Аполлона"
Гуашь
 

Адмет и Алькеста слушают оракула
Фреска, Помпеи


О. Роден
"Смерть Алькесты"

 

С ю ж е т  в  п о э з и и,  м у з ы к е,  т а н ц е


Ж.-Б. Люлли«Алкеста, или Триумф Алкида». Опера.  Либретто: трагедия Ф. Кино. Постановка 1674 г.
В 1674 году в известном французском "споре о древних и новых" ведущий идеолог "новых" Шарль Перро критиковал трагедию Еврипида «Алкеста» и ставил выше её оперу Ж. Б. Люлли на тот же сюжет. Оппонентом Перро тогда же выступил крупнейший трагик эпохи Жан Расин. Страница Википедии

См.: Вольтер. Драматическое искусство. Об опере // Вольтер. Эстетика: Статьи. Письма. Предисловия и рассуждения / Сост., вступит. статья и коммент. В. Я. Бахмутского. Пер. Л. Зониной и Н. Наумова. М., "Искусство", 1974. С. 211, 369.

Н. А. Струнк. Опера. 1680.

А. Драги. «Алькеста». Опера. 1699.

Г. Ф. Гендель«Адмет, царь Фессалии» («Admeto, re di Tessaglia»). Опера.  Либретто А. Аурели. Премьера состоялась в Лондоне 31 января 1727 года.

Исполнение (модернизированное):
Handel-Festival Orchestra, Opernhaus Halle, 2006. Дирижер – Howard Arman
Действующие лица и исполнители:
Matthias Rexroth (Admeto), Romelia Lichtenstein (Alceste), Mechthild Bach (Antigona), Tim Mead (Trasimede), Raimund Nolte (Ercole), Melanie Hirsch (Orindo), Gerd Vogel (Meraspe).

Г. Ф. Гендель«Алькеста». Оратория.

Г. Раупах«Альцеста». Опера (вторая на русском языке). Либретто А. П. Сумарокова. 1758. Текст в библиотеке Lib.ru/Классика

Ж.-Ж. Новерр«Алькеста». Балет. 1761, 1767.

Ж.-Ж. Новерр«Адмет». Балет. 1789.
К.В. Глюк«Альцеста». Опера в 3-х действиях. Либретто Р. де Кальцабиджи. Премьера — 26 декабря 1767 года в Вене. Второй вариант оперы поставлен в Париже спустя 10 лет и отличается от первого и текстом, и музыкой. Страница Википедии
Но интересен ход изменений оригинального сюжета в сторону пафоса романтической героики и возвышенности. Адмет у Глюка смертельно болен.
А. Швейцер«Алькеста». Опера или музыкальная драма. 1773. Текст: латинская пьеса К. М. Виланда. 
Рассказ А. Парина,  на странице Российского государственного телерадиоцентра "Орфей" (афиша, фрагмент исполнения 2004 г.).

М. А. Портогалло. Опера. 1793.

Д. Стафф. Опера. 1859.

У. Моррис«Земной рай» ("Апрель"). Поэма. 1868-70.

И. В. Франк«Алькеста». Опера.

Э. Дж. Веллес«Алькеста». Опера. 1923. Либретто Г. фон Гофмансталя.

Р. М. Рильке. «Алкестида». Поэма.

Средь них внезапно вестник оказался,
в кипенье свадебного пира вброшен,
как новая и острая приправа.
Но пьющие не ведали о тайном
приходе бога, кто прижал к себе
божественность свою, как мокрый плащ,
и был, казалось, здесь своим, когда
он шел между сидящими. Но вдруг
один, беседу оборвав, увидел,
что молодой хозяин за столом,
почти лежащий, медленно привстал,
всем существом, казалось, устрашая
тем чуждым, что вдруг пробудилось в нем.
И варево как будто просветлело,
и стало тихо; лишь на дне отстой
из хмурого образовался шума,
и лепет выпал не спеша в осадок
и смехом затянувшимся пахнул.
А стройный бог стоял, отмечен волей
Пославшего, прямой, неумолимый,
И кто он, сразу догадались все.
И все же речь его была весомей,
чем знанье, недоступное уму.
Адмет умрет. Когда? Теперь. Сейчас.

И на куски тогда разбил он чашу
владевшего им ужаса и руки
наружу выпростал, торгуясь с богом.
Вымаливал он годы, нет — единый
год юности, нет — месяцы, недели,
нет — дни, ах, нет — не дни, не ночи —
одну лишь ночь, сегодняшнюю ночь.
Бог отказал, и он тогда завыл
и вопли исторгал, и надрывался,
как мать, когда его рожала в муках.

И женщина приблизилась седая
к нему и вслед за ней старик-отец,
и встали рядом, немощны и стары,
с кричавшим, и, увидев их так близко,
он смолк, сглотнул обиду и сказал: —
Отец,
неужто для тебя так много значит
остаток этот жалкий? Так поди же
и выплесни его! А ты, старуха,
матрона,
ты зажилась уже: ты родила.
И он обоих их схватил, как жертвы,
одним хватком. И выпустил потом,
и оттолкнул, и закричал, сияя
от выдумки своей: — Креон, Креон! —
И только это; только это имя.
Но на лице написано другое,
о чем он не сказал и, вспыхнув, другу
любимому и юному в порыве
над путанным застольем протянул.
Ты знаешь (смысл таков), не откуп это,
но ветхи старики и не в цене,
а ты, а ты, с красой своей… —

Но друга в тот же миг и след простыл.
Он отступил. И вышла вдруг она,
казалось, меньше ростом и печальна,
легка и в светлом платье новобрачной.
Все прочие — лишь улица, по коей
она идет, идет — (и скоро будет
в его объятиях, раскрытых с болью).

И говорит она; но не ему,
а богу, и сейчас ей внемлет бог,
и как бы через бога слышат все:
«Нет у него замены. Но есть я,
замена — я. Никто себя не сможет
отдать, как я. Что от меня, от здешней,
останется? Лишь то, что я умру.
И разве не сказала смерть тебе,
что ложе, ожидающее нас,
принадлежит подземью? Я прощаюсь.
Прощанье сверх прощанья.
Никто из умирающих не может
взять больше. Все, что погребут под ним,
моим супругом, все пройдет, растает.
Веди меня: я за него умру».

И как в открытом море ветер резко
меняет направленье, к ней, как к мертвой,
бог подошел и встал вдали от мужа,
и бросил, спрятанные в легком жесте,
ему издалека сто здешних жизней.
А тот, шатаясь, бросился к обоим,
и, как во сне, хватал их. Но они
уже шли к выходу, где затолпились
заплаканные женщины. И вдруг
он снова увидал лицо любимой,
когда она с улыбкой обернулась,
светла, как вера или обещанье
вернуться взрослой из глубокой смерти
к нему, живущему, —

и, рухнув ниц,
лицо закрыл он, чтобы после этой
улыбки больше ничего не видеть.

(Перевод с нем. Владимира Летучего)

Дж. Р. Лоуэлл. «Пастух царя Адмета». Поэма.

Марта Грэм«Алькеста». Балет. 1960.

С ю ж е т  в  д р а м а т у р г и и


Г. Сакс. «Верная жена Алкеста и ее верный муж Адмет». 16 в.
Ф. Кино. «Алкеста, или Триумф Алкида»Трагедия. 1674.
Ф. Ж. Лагранж-Шансель«Алькеста». 1694.
К. М. Виланд. «Алькеста». Латинская пьеса. 1773.
Т. Дж. Смоллетт«Альцеста». Середина 18 в.
В. Альфьери«Альцеста».  "Трагедия семейных чувств" (по определению автора). Конец 18 в.
И. Г. Гердер«Дом Адмета, или обмен судеб»Конец 18 в.
Г. фон Гофмансталь. «Алькеста». 1893.
Перес Гальдос«Алькеста». Драма. 1914.
Т. С. Элиот«Вечерний коктейль». Пьеса. 1950.
Т. Уайдлер«Жизнь под солнцем». 1955. Второй вариант: «Алкестиада». 1962.

Альцест (фр. Alceste) -- имя главного героя в пьесе "Мизантроп" Ж.-Б. Мольера, предшественнице "Горе от ума" А. С.  Грибоедова.

С ю ж е т  в  ф и л ь м а х


«Геракл у Адмета» — советский рисованный мультипликационный фильм. 1986. Режиссёр Анатолий ПетровСтраница Википедии





П р и л о ж е н и е


ВОЛЬТЕР

О несправедливости и недобросовестности Расина в споре против Перро по поводу Еврипида и о неточности Брюмуа

Источник: Вольтер. Эстетика: Статьи. Письма. Предисловия и рассуждения / Сост., вступит. статья и коммент. В. Я. Бахмутского. Пер. Л. Зониной и Н. Наумова. М., "Искусство", 1974. С. 178-181.

178

Расин пользовался тем же приемом, ибо в язвительности нисколько не уступал Буало. Хотя не сатира (в отличие от Буало) создала ему славу, он не отказывал себе в удовольствии поймать противника на ничтожной и вполне извинительной ошибке в истолковании Еврипида, сознавая при этом собственное превосходство перед тем же Еврипидом. Он также вдоволь глумится над Перро и его сторонниками за их критику «Алкесты» Еврипида13, придравшись к тому, что эти господа были, себе на горе, введены в заблуждение опечатками в издании Еврипида и приняли несколько реплик Адмета за реплики Алкесты; но это не меняет дела, Адмет у Еврипида держится в разговоре с отцом недостойно — так было бы сочтено в любой стране, — он яростно упрекает отца за то, что тот не умер ради него.

«Что я слышу, — отвечает ему царь, его отец, — к кому вы столь надменную речь обращаете? К лидийскому или фригийскому рабу? Или вам неведомо, что я рожден свободным и фессалиицем? (Прекрасная речь в устах царя и отца!) Вы оскорбляете меня, как последнего из людей. Где существует закон, велящий отцам умирать ради детей? На земле каждый живет для себя. Я выполнял мои обязанности по отношению к вам. В чем моя вина перед вами? Требовал ли я, чтобы вы умерли ради меня? Вам дорог этот свет, а разве мне он не дорог?.. Вы обвиняете меня в трусости... Вы сами трус, вы, не краснея, принуждаете вашу жену даровать вам жизнь, умерев за вас... Вправе ли вы после этого обзывать трусами тех, кто отказывается сделать для вас то, на что у вас самого не хватает мужества?.. Послушайтесь меня, умолкните... Вы любите жизнь, но другие любят ее не меньше... Поверьте, что, если вы не перестанете меня оскорблять, вам придется выслушать жестокие истины».

Тут вступает хор. «Достаточно, слишком много уже сказано с обеих сторон, остановитесь, старец, перестаньте бранить сына».

Хору надлежало бы скорее сделать суровый выговор

179

сыну за грубость в разговоре с отцом, за горькие попреки в том, что тот не умер.

Конец сцены выдержан в том же духе.

«Ф е р е т (сыну). Ты обвиняешь отца, не будучи им оскорблен.
А д м е т. О, я отлично понял, что вы хотите долго жить.
Ф е р е т. А ты? Разве не опускаешь ты в могилу ту, которая умерла ради тебя?
А д м е т. Ах, самый подлый из людей, это доказательство твоей трусости.
Ф е р е т. Во всяком случае, ты не можешь сказать,что она умерла ради меня.
А д м е т. Да будет воля неба, понадоблюсь и я тебе.
О т е ц. Лучше женись сразу на нескольких женщинах, чтобы они своей смертью обеспечили тебе более долгую жизнь».

После этой сцены выходит слуга и в полном одиночестве сообщает о прибытии Геракла. «Это чужеземец, — говорит он, — который сам открыл дверь и уселся за стол, он гневается, что ему недостаточно быстро подают еду, Он непрестанно подливает вино в свою чашу, хлещет то красное, то белое, не перестает пить и распевать дурные песни и совсем не предается горю по царю и его супруге, коих мы оплакиваем. Нет сомнений, что это какой-то проходимец, бродяга и убийца».

Может показаться странным, что Геракла принимают за ловкого пройдоху; не менее странно и то, что Геракла, друга Адмета, не знают в доме. И еще более странно, что Гераклу ничего не известно о смерти Алкесты в момент, когда ее опускают в могилу.

Не следует спорить о вкусах, но ясно, что таких сцен в наше время не потерпели бы даже на ярмарке.

Брюмуа, которому мы обязаны «Театром греков» и не слишком тщательным переводом Еврипида, всячески защищает сцену между Адметом и его отцом; никому не додуматься, как он это делает. Начинает он с того, что «греки не находили ничего предосудительного в вещах, которые на наш взгляд непристойны и чудовищны; отсюда следует заключить, что они были не совсем такими, какими мы их себе представляем, одним словом, взгляды переменились». Можно возразить, что просвещенные нации никогда не меняли своих взглядов на необходимость уважения детей к родителям.

180

«Кто усомнится, — добавляет Брюмуа, — что на протяжении столетий менялись представления и о более важных нравственных правилах». Возразим: более важных правил не существует.

«Француз оскорблен, — продолжает он, — и так называемый французский здравый смысл требует, чтобы оскорбленный подверг себя риску поединка и либо убил обидчика, либо погиб сам, спасая свою честь».

Ответим, что этого требует не только так называемый «французский здравый смысл», но и здравый смысл всех народов Европы без исключения.

«Мы не вполне ощущаем, насколько смешным покажется это правило через две тысячи лет и как оно было бы освистано во времена Еврипида».

Это правило жестоко и неумолимо, но не смешно, и оно отнюдь не было бы освистано и во времена Еврипида. Имеется немало примеров поединков и у греков и у азиатов. В самом начале первой книги «Илиады» мы видим Ахилла, наполовину вытащившего свой меч из ножен. Он готов был уже сразиться с Агамемноном, если бы Минерва не явилась, чтоб оттащить его за волосы, и не заставила вложить меч в ножны.

Плутарх сообщает о поединке Гефестиона и Кратера14, их разнял Александр. Квинт Курций15 рассказывает, что два других воина Александра бились в его присутствии, один был вооружен по всей форме, у другого, атлета, была только дубинка, причем именно он одержал победу над противником.

К тому же, прошу прощения, какое отношение имеет поединок к попрекам, коими обмениваются Адмет и его отец Ферет, обвиняя друг друга в чрезмерной любви к жизни и в трусости?

Я ограничусь этим примером слепоты переводчиков и толкователей: если уж Брюмуа, самый беспристрастный из всех, заблуждается до такой степени, чего ждать от остальных? Но если бы Брюмуа, Дасье и им подобные были здесь, я охотно спросил бы их, так ли уж остроумна, на их взгляд, речь, которую Полифем держит у Еврипида16: «Мне не страшны молнии Юпитера. Не знаю, выше ли, могущественнее ли, чем я, этот Юпитер. Что мне за дело до него? Когда он проливает дождь на землю, я запираюсь в моей пещере, я ем телячье жаркое или дичь, а потом растягиваюсь во весь рост, выпиваю залпом боль-

181

шой кувшин молока, развязываю плащ и испускаю звук, который стоит раскатов грома». У толкователей Еврипида, должно быть, не слишком чувствительный нос, ежели им не отвратителен звук, испускаемый наевшимся до отвала Полифемом.

Они говорят, что афинский партер смеялся этой шутке и «что у афинян глупость никогда не вызывала смеха». Как! Афинская чернь была умнее двора Людовика XIV? Разве чернь не одинакова повсюду?

Из этого не следует, что у Еврипида и тем более у Софокла нет ничего прекрасного, но их недостатки еще значительней. Смеем утверждать, что прекрасные сцены Корнеля и трогательные трагедии Расина столь же превосходят трагедии Софокла и Еврипида, как оба эти грека превосходят Фесписа17. Расин чувствовал свое огромное превосходство над Еврипидом, но хвалил греческого поэта, дабы унизить Перро.

Мольер в лучших своих пьесах превосходит чистого, но холодного Теренция18 и балагура Аристофана, так же как и фигляра Данкура19.

Таким образом, существуют виды поэзии, где новые писатели возвышаются над древними, и другие, весьма немногочисленные, где мы стоим ниже их. К этому и сводится весь спор.

13  Он также вдоволь глумится над Перро и его сторонниками за их критику «Алкесты» Еврипида... — Речь идет о предисловии Расина к трагедии   «Ифигения».   Брат Ш.   Перро,   Пьер   Перро,   в   предисловии   к переводу «Похищенного ведра» Тассони подверг резкой критике «Алкесту» Еврипида, в которой он находил множество несуразностей, оскорбляющих эстетическое и нравственное чувство. Вольтер во многом солидаризировался с П. Перро.
14  Плутарх сообщает о поединке Гефестиона и Кратера... — См.: Плутарх,   Сравнительные  жизнеописания   («Александр»,   гл.   47).
15  Квинт Курций — римский    историк   I в. н. э., автор «Истории Александра».
16  ...речь,   которую  Полифем   держит  у   Еврипида... — См.:   Еврипид, Киклоп, ст. 320 и след.
17  Феспис — первый греческий трагик   (VI  в. до н. э.).
18   Теренций (195—159 до н. э.) — римский комедиограф.
19   Данкур, Флоран  (1661—1725) — французский комедиограф.

© М.А. Выграненко, 2013-2021
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS